23.01.2020
Молдова, Наша история

ГЕНДЕРДОК-М: от неформальных встреч до Международного гранта

В марте 2020 года в Кишиневе состоится награждение Именной премией «Неравнодушное сердце» правозащитников, проявивших смелость и трудолюбие в работе по продвижению прав ЛГБТ. Это будет третье по счету награждение.

Первое прошло в 2018 году. Тогда наград были удостоены первый исполнительный директор Центра информации ГЕНДЕРДОК-М (ГДМ) Максим Анмегикян, который сейчас живет в Великобритании, и координатор программы «Лоббирования и адвокации прав сообщества ЛГБТ» центра ГДМ Анжелика Фролов. Оба лауреата и теперь продолжают свою миссию по защите прав человека.

В 2019 году премия была вручена Анастасии Даниловой - нынешнему директору Центра информации ГЕДЕРДОК-М и гражданину Королевства Швеции Стигу-Аке Петерссону, одному из первых президентов Национальной ассоциации лесбиянок и геев RFSL (Швеция), которого Алексей Марчков называет «отцом молдавских прайдов».

7 марта 2020 года премия будет вручена еще трем правозащитникам: Деннису Ван Дер Веру из Ассоциации «СОС-Nederland», Флорину Бухучану - президенту румынской Ассоциации «ACCEPT» и Борису Баланецкому - бывшему исполнительному директору ГДМ. Сегодня Деннис Ван Дер Вер работает в Агентстве Европейского Союза по фундаментальным правам, Флорин Бухучану возглавляет АССЕРТ, а Борис Баланецкий уже который год трудится в Ассоциации «ИЛГА-Европа».

Премия «Неравнодушное сердце» была учреждена основателем Центра информации ГЕНДЕРДОК-М Алексеем Марчковым в юбилейный для организации год (в 2018 году исполнилось 20 лет). И вручается она в знак благодарности тем правозащитникам, которые, рискуя своим здоровьем, а то и жизнью, работали и сейчас продолжают свою деятельность в области продвижения прав самой уязвимой социальной группы – сообщества ЛГБТ. Таким образом они публично поддерживают идею равных прав для гомосексуальных людей, отвергнутую как обществом, так и законом.

Чтобы лучше понять заслуги людей, награжденных в этом году, я решила поговорить с основателем организации (и премии) Алексеем Марчковым об истории Центра информации ГЕНДЕРДОК-М - от его первых неформальных встреч до гранта в 7,5 миллионов евро.

- Центр информации ГЕНДЕРДОК-М был основан 8 мая 1998 года. Почему Вы решили, что этот год был наиболее подходящим для создания организации по защите прав ЛГБТ?

- Ничто в этой жизни не бывает случайным, все закономерно. Идея создать такую организацию в моей голове зародилась давно. Возможно, даже в советское время, когда я работал в комсомоле. Мне не давала покоя мысль о том, почему всем было можно объединяться по тому или иному признаку, а вот людям гомосексуальной ориентации делать это было запрещено. Хотя официально не было такого запрета, но существовало табу не только на создание таких организаций, но и на разговоры об этом. Да, я прекрасно понимал, что при наличии в законодательстве уголовной статьи, о такой организации мечтать не стоит.

Тем не менее, в отличии от лесбиянок, геи и в советское время создавали свои неформальные сообщества. Как правило, такие сообщества друзей-геев собирались на так называемых плешках, где активно обсуждались все насущные для их обитателей вопросы. Там же решали, когда, где и как отдыхать. Отдыхали, как правило, небольшими группами. Такими же группами отмечали дни рождения и другие праздники. Там же, на плешках, заводили любовные отношения, которые могли продолжаться годами. Да, и в советское время были однополые пары, которые в меру своих возможностей устраивали свою жизнь. Нередко соседи о таких парах говорили гадости, но они терпеливо продолжали жить, по их мнению, счастливой жизнью.

Геевские плешки… К ним тянуло, как магнитом. На них мы проводили большую часть своей свободной от работы или учебы жизни. А все потому, что в других обстоятельствах мы не могли свободно говорить о себе, о нашей жизни, вести себя так, как нам хотелось. Нам нужно было эмоционально разрядиться, рассказать о себе, о том, что у нас творилось в душе, людям, которые понимали нас. В обычной группе гею сделать это было невозможно. Например, я не мог прийти на завод и с радостью сказать о том, что влюбился в юношу. Представляете себе такую картину? Даже во сне не привидится, правда?

Иначе говоря, идея создания такой организации была мотивирована моим желанием быть среди своих, научиться жить в обществе, не пряча от него глаз, когда говоришь о себе, о своей любви, о своих радостях и переживаниях. Это нормально для человека. Без этого он не может полноценно жить. И когда Парламент Республики Молдова в ходе правовой реформы исключил из Уголовного Кодекса позорную первую часть 106-й статьи, предусматривавшую уголовное наказание за однополые сексуальные отношения, за так называемое мужеложство, я стал думать о создании организации чаще, чем раньше. Причем мои мысли иногда принимали болезненный характер. С одной стороны, я понимал, что я прав, а, с другой, меня одолевал страх. Он останавливал меня, когда я уже был готов сделать первые шаги в этом направлении. И для этого в запасе было оправдание: я не знаю, с чего начать, и вообще я не знаю, как это делать. Вот за это мне было стыдно. Стыдно перед собой. И перед друзьями. За то, что я говорю и себе и им неправду. Они, как я узнал потом, с нетерпением ждали моего решения.

- В 1995 году гомосексуальные отношения были декриминализованы, тем не менее говорить о геях и лесбиянка и в целом о гомосексуальной любви открыто, мягко говоря, было не принято. Поэтому и зарегистрировать организацию, борющуюся за права гомосексуалов, было нелегко.

- Именно мягко говоря, потому что говорить о геях и лесбиянках открыто было равнозначно разговору о сексе. Но в моем случае самым сложным в процессе регистрации организации оказалось переступить порог Государственной регистрационной палаты, которая, кстати, находилась по пути на работу.

И все же я набрался смелости и переступил порог этого заведения после долгих разговоров с моим другом Виктором Обоином, гражданином Молдовы, преподавателем информационных технологий Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова. В Москве у него был неформальный Центр-библиотека «Гендердок», которым он руководил вместе с гражданином США Питером. Они со своими волонтерами занимались в основном мониторингом российской прессы - выбирали из российских СМИ материалы на ЛГБТ-тематику, систематизировали их, делая подшивки по названиям СМИ, по годам выхода их в печать. Виктор делал обзор основных материалов за тот или иной период, который вместе со статьями об основных событиях российской ЛГБТ-жизни публиковал в журнале «Зеркало». Журнал печатался на ротапринте, сшивался и почтой направлялся в различные регионы России инициативным ЛГБТ-группам и неформальным организациям.

Виктор убеждал меня в необходимости открытия организации в Молдове. Но решающим стал наш разговор в новогодние каникулы 1997 – 1998 годов. На границе этих лет зима была великолепной: много снега, который хрустел под ногами, небольшой морозец, чистое небо, особенно прекрасное поздним вечером и ночью. В это время каждый вечер мы встречались у кинотеатра «Патрия» в Кишиневе. Оттуда начинали нашу вечернюю прогулку. Потом шли по аллее классиков молдавской литературы к памятнику Пушкина и к плешке, где встречались с нашими друзьями-геями, заводили с ними разговор о том-о сем, и снова бродили по парку. Так в разговорах о будущей организации проходили наши вечера. Потом я возвращался домой, и еще долго не мог уснуть, размышляя о том, какой она должна быть - организация для геев и лесбиянок Молдовы.

Во время этих прогулок Виктор дал мне разрешение на уже известные брэнды - «Гендердок» (центр гендерной документации), к которому я добавил первую букву своей фамилии - М, и которая счастливо совпала с первой буквой названия страны, в которой зарождалась эта организация, и на журнал «Зеркало». Таким образом, крестным отцом будущей неправительственной ЛГБТ-организации в Молдове и журнала, рассказывающего о жизни людей гомосексуальной ориентации, стал именно он, - Виктор Обоин.

- Какова была реакция чиновников Регистрационной палаты, когда вы сказали, что хотите зарегистрировать организацию для защиты прав ЛГБТ?

- Я не мог сказать это прямо. Мне предстояло сделать это так, чтобы, с одной стороны, в уставе не фигурировало сообщество ЛГБТ, а с другой, чтобы работа организации не противоречила требованиям устава. И тут мне пришло на помощь агентство по подготовке и регистрации предприятий и НПО «под ключ».

Вы помните, я сказал, что не знал, с чего начать? Мне в моей редакции, в которой я работал тогда, подсказали, что есть агентства, которые выполняют эту работу за денежное вознаграждение. Я нашел такое агентство.

Мне всегда везло на хороших людей. Нашелся человек, который одолжил мне денег на регистрацию (я хоть и работал, но жили мы с женой скромно, моя зарплата в то время составляла 500 леев). А, во-вторых, когда я вошел в офис агентства, находившегося в здании Регистрационной палаты, меня встретила девушка, по-доброму предложившая помощь, как будто речь шла не об ЛГБТ, а о футбольной команде.    

Она оказалась профессионалом, и не только не выказала удивления по поводу моего желания открыть ЛГБТ-организацию, но и дала советы, как правильно сформулировать в уставе основные виды деятельности организации. Я стал увереннее двигаться вперед.

- Были ли проблемы с регистрацией организации?

- Меня пригласили в Министерство юстиции для обсуждения устава. В основном, речь шла о главном – о виде деятельности организации. В уставе он звучал так: «сбор, обработка и распространение информации о взаимоотношениях между полами», что в переводе на румынский язык означало «colectarea, prelucrarea și diseminarea informațiilor despre relația dintre sexe». Сочетание слов «dintre sexe» вывело сотрудницу министерства из себя, и она строго предупредила: «Мы не можем зарегистрировать организацию, которая будет собирать и распространять материалы о сексе». Я постарался спокойно объяснить, что то, что в румынском языке звучит как «dintre sexe», ничего общего с сексом не имеет. В данном случае речь идет о взаимоотношениях полов: мужчины и женщины, женщины и мужчины… На этом я остановился, в противном случае мне пришлось бы продолжить «мужчины и мужчины, женщины и женщины», и тогда бы нам удачи не видать. Однако, этого было достаточно, чтобы она сменила гнев на милость и уже спокойно, но назидательно произнесла: «Предупреждаю: никакого секса».

8 мая 1998 года Центр информации ГЕНДЕРДОК-М был зарегистрирован. Мне вручили долгожданный сертификат. Таким образом, днем рождения центра стала эта дата. Официальными учредителями стали: я, моя жена и ее сестра. И только один гей согласился открыть свое имя – это Иван Зверев, которого я с благодарностью вспоминаю всегда, когда речь заходит об истории создания этой правозащитной организации.

- С чего начали работу?

- Я не знал, что делать дальше. Хотя знал, как создаются партии, с чего они начинают работать (ведь я был журналистом, закончил Высшую партийную школу в Киеве): с создания собственных СМИ, с распространения информации об организации. Мне нужны были источники информации, в которых бы я рассказал о создании этой организации. Но боязнь обратиться к коллегам, чтобы не потерять дружбу, меня сдерживала.

Тогда я зарегистрировал собственный журнал: так 6 ноября 1998 года появился журнал «Зеркало». Чтобы его издать, потребовалось еще больше денег. Я предложил редактору «Коммерсанта Молдовы», в котором работал зам редактора, сделать рекламу одному молдавскому предприятию, а на положенный гонорар отпечатать 2,5 тыс. экземпляров первого номера журнала «Зеркало». Что, собственно, и сделали.

Первый номер, вышедшего в свет журнала, датирован октябрем 1998 года. Эта дата говорит не о времени регистрации и не о времени выхода первого номера, а о том, что в октябре 1998 года я создал в моем рабочем компьютере файл для верстки журнала, который на самом деле вышел в свет в начале 1999 года. В промежутке шел поиск денег на издание, готовились материалы. А еще в это время прошло первое собрание геев.

- Расскажите об этом собрании. Если я не ошибаюсь, это собрание стало учредительным для Общественного движения геев и лесбиянок Молдовы? Как оно проходило?

- Нас было двое в организации: я и Иван Зверев. А мне были нужны люди, с которыми я мог бы идти вперед. Понимая это, я решился на проведение первого собрания. Сначала договорился с моим товарищем, о том, что собрание проведем в его квартире. Назначили дату – 17 января. Решили, что это будет новогодний «квартирник». Я вместе с Виктором Обоиным (он в это время был в Кишиневе на каникулах) ежедневно ходил на плешку, звонил по знакомым мне номерам телефонов, приглашал людей на встречу, чтобы поздравить друг друга с Новым годом.

17 января 1999 года в одном из домов Московского проспекта на Рышкановке собрались 18 геев Молдовы. Все началось, как обычно: с вина и тостов за новый год, а после вручили хозяину квартиры новогодний подарок - деревянную шкатулку для шахмат ручной работы. И только потом я произнес: «Хочу сообщить вам, что я создал неправительственную организацию для геев и лесбиянок, а также журнал, который будет рассказывать о нашей жизни». Реакция людей меня потрясла. Сначала было гробовое молчание, а после аплодисменты, все стали подходить ко мне, обнимать, и собрание быстро переросло в шумные поздравления.

Когда публика успокоилась, рассевшись по местам, я сказал: «Если вы не против, я буду рад предложить вам избрать исполнительный комитет, который на первых порах будет помогать мне в работе, а потом и сам включится в полноценную работу». Все согласились и проголосовали за комитет из семи человек, в который мы сразу же избрали пятерых, а два места зарезервировали для лесбиянок и представителей из регионов. Так был создан рабочий орган организации. Но какой организации? Центр информации ГЕНДЕРДОК-М был создан как общественное учреждение без указания членства, о чем было заявлено в уставе. Поэтому все рабочие органы в нем уже были созданы при регистрации.

Вскоре родилось предложение: пусть это будет Общественное Движение геев и лесбиянок Молдовы «Curcubeu/Радуга». Проголосовали единогласно. Затем проголосовали за то, чтобы это собрание стало «Учредительной конференцией».

Кстати, документы Учредительной конференции были опубликованы в первом номере журнала «Зеркало». В этом же номере журнала было опубликовано самое первое интервью с геем молдавской столицы под названием «Им надоело быть изгоями».

Но, увы, «машина стояла на месте». Журнал, на который я возлагал большие надежды, лежал без движения. В агентствах по распространению его не брали на реализацию. Мы распространяли его среди своих знакомых. Пачку отправили в Бельцы, но и там его раздавали только друзьям. Иногда казалось, что все усилия были напрасными. Но это только так казалось…

- Я полагаю, что вы все же открылись обществу? Когда и как это произошло?

- В декабре 1998 года главный редактор республиканской газеты «Новое время» Елена Замур пригласила меня на работу в качестве заместителя главного редактора. И, конечно, я не мог не рассказать ей о том, что открыл Центр информации ГЕНДНРДОК-М и журнал «Зеркало». Показал ей первый номер. Она спросила: «Хочешь, мы опубликуем информацию об этом?» Я согласился. Публикация об открытии в Кишиневе геевской организации и журнала для ЛГБТ не заставил долго ждать. Эта весть имела эффект разорвавшейся бомбы, осколки от которой прошлись по всем СМИ Молдовы. Так, в канун 1999 года молдавское общество узнало о том, что в Республике Молдова геи и лесбиянки есть, что они создали свою правозащитную организацию и выпустили первый номер своего журнала.

- Как легко было выиграть первые проекты, учитывая тот факт, что в Молдове еще не было ЛГБТ-организаций? Были ли предложения с этой целью?

- Первым фондом, который я «обрадовал» известием о том, что в Молдове создана неправительственная организация по защите прав геев и лесбиянок, был Фонд Сороса. Но в нем мне, увы, не помогли. Сейчас я понимаю, что оказался не в то время и не в том месте.

Помощь пришла оттуда, откуда я ее не ждал. В один из рабочих дней мне на редакционный телефон позвонила девушка. В телефонную трубку она чуть ли ни кричала: «Как же я вас долго искала! Я хочу с вами встретиться. У меня есть к вам предложение». Мы встретились в Соборном парке, просидев вместе и проговорив более четырех часов. Это была Наташа Урсу, в то время работавшая волонтером Комитета Хельсинки, где она и подготовила проект для Фонда Сороса на проведение двух семинаров. Первый семинар касался социально-психологических и медико-биологических аспектов сексуальной ориентации человека, а второй – гомосексуальности и права в Молдове.  

Фонд Сороса принял проект под названием «Права человека и сексуальные меньшинства в Молдове». На его реализацию выделялось 3260 долларов США, требовалось провести два семинара. С помощью экспертов мы решили разобраться, что такое гомосексуальность, кто такие геи и лесбиянки, в каком правовом поле они находятся в Молдове. С этой целью на семинары пригласили священника, психологов, журналистов, педагогов, психиатров, правозащитников и, конечно, самих гомосексуалов. Среди приглашенных на семинаре присутствовали Виктор Обоин - от России, Флорин Бухучану - от Румынии и Андрей Маймулахин - от Украины. Флорин и Андрей были приглашены по рекомендации Виктора Обоина.

Семинары прошли с большим успехом, так как на них сумели высказаться все желающие. В том числе с докладом «Гомосексуализм: от осуждения к пониманию… от понимания к признанию» выступил профессор Молдавского медицинского университета Василий Лутан. После историй, рассказанных геями, принимавшими участие в семинарах, слово взял священник. Он сказал: «Поначалу я хотел проинформировать вас о том, что говорит об этом Библия. Но, выслушав драматические, а порой и трагические истории людей гомосексуальной ориентации, я решил оставить вас без моих наставлений, и с Божией помощью покину семинар». Фактически это было признание священником того, что в Молдове люди гомосексуальной ориентации нуждаются не в наставлениях, а в помощи и защите.

Первые семинары, состоявшиеся в декабре 1999 года и в феврале 2000 года, шокировали общественное мнение. Журналисты много писали об организации и обо мне лично, некоторые делали вывод: «либо сам такой, либо деньги не пахнут».

В этот период я познакомился с молодым человеком, студентом факультета журналистики Молдавского госуниверситета Максимом Анмегикяном. Это знакомство, как и знакомство с другим моим сподвижником, лидером румынской ЛГБТ-организации Флорином Бухучану, имело решающее значение для дальнейшей истории Центра информации ГЕНДЕРДОК-М.

В Максиме я увидел человека, который мог бы возглавить организацию. Он был молод, напорист, учился на факультете журналистики, до этого он год учился в США, поэтому прекрасно владел английским языком, хотел работать в организации и, что очень важно, он признался мне, что он гей. Этого было достаточно для того, чтобы я назначил его исполнительным директором Центра информации ГЕНДЕРДОК-М. Сегодня, размышляя о его судьбе и о том назначении, я абсолютно уверен, что мною был сделан правильный выбор.

В октябре 2000 года Флорин Бухучану помог мне и Максиму Анмегикяну стать делегатами ежегодной Международной конференции Ассоциации геев и лесбиянок «ИЛГА-Европа», которая проходила в Бухаресте. Он же в числе других делегатов конференции пригласил нас на заключительное мероприятие Ассоциации АССЕРТ, посвященное завершению 3-летнего проекта, над которым они работали в сотрудничестве с СОС-Нидерланды. Куратором этого проекта от СОС был Деннис Ван Дер Вер. Здесь и произошло наше знакомство с Деннисом и с послом Королевства Нидерландов в Бухаресте, которые принимали участие в этом мероприятии.

Поездка в Бухарест имела свои положительные последствия. В конце 2000 года мы встретились в Кишиневе с Первым секретарем посольства Королевства Нидерландов в Украине и Молдове Майей Киел. Ее результатом стал следующий проект - «Информационные аспекты гомосексуальности», на реализацию которого была выделана сумма в 7291 доллар США. В основном, деньги пошли на издание журнала «Зеркало».

- С этого момента ваши дела стали продвигаться быстрее и легче?

- В какой-то степени, да. Мы очень хорошо работали над выполнением обязательств по первому проекту, отчитывались за каждый потраченный цент, и таким образом заслужили доверие фондодателей. Поэтому нам легче было выиграть следующий проект, над написанием которого работал Максим с Деннисом.

Деннис Ван Дер Вер приехал в Кишинев в конце января 2001 года. Встречи с представителями ЛГБТ-сообщества столицы, Бельц, Бендер, Тирасполя потрясли его. В личном разговоре он признался: «Мне стыдно, что в нескольких часах полета от Амстердама, в центре Европы, к людям может быть такое жестокое и безнравственное отношение. Мне страшно, что здесь к этому бесправию привыкли».

По завершении визита Деннис написал отчет под весьма реалистичным названием: «Гомосексуалы Республики Молдова: нам нужны места чище, чем общественные туалеты». Этот отчет и стал основой для написания проекта «Консолидация движения геев и лесбиянок Молдовы», над реализацией которого Центр информации ГЕНДЕРДОК-М работал в сотрудничестве с COC-Нидерланды почти три года (с 1 октября 2001 по 31 декабря 2004 года). Куратором проекта от СОС был Деннис Ван Дер Вер.

Таким образом, с подачи Флорина Бухучану и Денниса Ван Дер Вера мы приобрели офис, оборудовали в нем библиотеку, и наполнили ее тематической литературой и видеоматериалами, начали регулярно выпускать журнал и бюллетень, оказывать ЛГБТ-людям информационную, юридическую и психологическую помощь, организовывать встречи с членами сообщества, проводить прайды и другие мероприятия. Иначе говоря, сбылась мечта молдавских геев о том, чтобы места встреч у них были «чище, чем кишиневские туалеты».

- Одна из премий в этом году будет вручена Борису Баланецкому. В какой момент он появился в жизни организации?

- В качестве правозащитника Борис Баланецкий прошел все этапы своего взросления именно в Центре информации ГЕНДЕРДОК-М. Мы не были ранее знакомы с ним. Все началось с того, что он написал письмо в журнал «Зеркало», в котором благодарил Центр информации ГЕНДЕРДОК-М и журнал за то, что они есть, и что помогают «таким, как он» геям. Прислал свою фотографию, которую вместе с письмом мы опубликовали в журнале.

Затем Борис появился у нас в качестве бенефициара, волонтера и руководителя программы «Здоровье сообщества ЛГБТ». В то время он учился в Медицинском университете. И все это происходило при непосредственном участии Максима Анмегикяна как исполнительного директора. Бориса хвалили за его работу, он быстро продвигался по карьерной лестнице. Но пик карьеры Бориса Баланецкого в Центре информации ГЕНДЕРДОК-М пришелся на 2006 – 2010 годы.

По завершении первого крупного проекта мы стали скучать по СОС и по более сложной работе, понимая, что уже готовы не только получать, но и отдавать накопленные нами знания и опыт другим организациям. Все чаще думали о создании на постсоветском пространстве сети ЛГБТ-организаций. Ведь во всех странах, образовавшихся на территории СССР, у ЛГБТ-людей были одинаковые проблемы и одинаковое положение, а значит и решать их, объединив усилия, было бы легче. Однако везде, где бы мы ни озвучивали свои желания, нам говорили, что наши мечты из области фантастики…

И все же, когда Министерство иностранных дел Королевства Нидерландов объявило о программе «Вызовы тысячелетия», эта идея перестала казаться нам фантастической. Состоялись первые мониторинговые визиты в страны постсоветского пространства. Началась работа по написанию проекта…

Когда же проект был готов и принят, Максим Анмегикян получил приглашение занять должность программного директора в Европейской Ассоциации геев и лесбяинок «ИЛГА-Европа», а на свое место исполнительного директора Центра информации ГЕНДЕРДОК-М он рекомендовал Бориса Баланецкого. Можете представить мое состояние?! У меня земля уходила из-под ног – так я боялся за Бориса. Мне казалось, с таким проектом ему не справиться.

Сейчас, спустя много лет, я думаю, что этот страх сплотил нас, сделал сильными, и на этой волне мы совершили обыкновенное чудо. Такого амбициозного проекта не было ни до, ни после реализации проекта ПРЕЧИС. А именно о нем идет речь. Стоимость этого проекта составляла приблизительно 7,5 миллионов евро. В него вошли семь стран постсоветского пространства: Молдова, Украина, Кыргызстан, Казахстан, Азербайджан, Армения и Грузия. Партнерами в проекте выступили СОС-Нидерланды, ГЕНДЕРДОК-М и ИЛГА-Европа.

В этом проекте сотни людей постсоветского пространства прошли школу гражданского мужества, здесь они учились организационному строительству, отстаиванию своих прав и свобод, лоббированию интересов сообщества ЛГБТ, как на национальном, так и на международном уровне. Работники из СОС-Нидерланды, из ГЕНДЕРДОК-М и ИЛГА-Европа проводили тренинги и семинары, возили людей на стажировки в европейские институты власти, учили документированию случаев нарушения прав человека и дискриминации по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Каждый в своей области передавал свои знания и лучшие практики работы организациям и инициативным группам в странах постсоветского пространства.

В этот период создались первые ЛГБТ организации в Азербайджане, в Армении и Грузии. Наряду с уже действующими НПО начали свою работу новые организации в Украине. К проекту подключились организации, ранее работавшие с МСМ, в Казахстане и Кыргызстане, создавались инициативные группы, отдельные из которых впоследствии регистрировались в качестве самостоятельных организаций. То есть проект PRECIS стал важным инструментом в становлении и развитии организаций сообщества ЛГБТ, школой организационного строительства. И в этом отразилась огромная заслуга Бориса Баланецкого. Если бы по завершении проекта, я мог бы дать ему государственную награду, я бы сделал это. Это не шутка.

- Премия «Неравнодушное сердце» присуждается лично вами, а не Центром информации ГЕНДЕРДОК-М. Почему важно, чтобы она вручалась вами и от вашего имени?

- В конце 2016 года я добровольно оставил пост председателя Центра информации ГЕНДЕРДОК-М, а чуть раньше официально вышел на пенсию. Но я остался и останусь навсегда основателем этой организации. Поэтому я решил, что моя премия от моего имени будет продолжением моей деятельности по защите прав ЛГБТ, моим вкладом в развитие мирового ЛГБТ-движения. Да, она будет вручаться мной, но только после Большого совета со многими моими друзьями и товарищами, с которыми я бок о бок прокладывал дорогу для сообщества ЛГБТ к лучшей жизни, в которой они будут равноправной частью общества. Я верю, что ЛГБТ-люди, как и большая часть наших граждан, заслужили жить счастливой жизнью. Я мечтаю о том дне, когда в обществе не будет деления людей по разным признакам, когда значение человека будет определяться его вкладом в благополучие страны, а не в собственный карман.

И еще, всю свою жизнь я жил своим умом, по совести. И где бы я ни был, на каких бы должностях ни находился, я работал на идею, в которую верил. И сегодня я ищу способ отблагодарить людей, которые верили мне, были рядом со мной, даже если и не получали того, чего хотели. Эта награда – мой способ выразить им мою благодарность.

 

Дойна ИПАНИЙ

Перевел с румынского Иль ЯС

Previous Далее
Назад к новостям