GENDERDOC-M

Об офисах Центра информации «ГЕНДЕРДОК-М». И не только…

Об офисах Центра информации «ГЕНДЕРДОК-М». И не только…

Второй офис. О нем мы стали думать спустя какое-то время после аренды первого. Время было сложное. Отношение к сообществу ЛГБТ было в основном негативное. И мы постоянно находились под угрозой того, что кто-то из агрессивных гомофобов узнает о нашей локации и, в лучшем случае, повыбивает окна, а в худшем – подожжет помещение. Эта мысль никогда не оставляла нас в покое.

МНОГОСТРАДАЛЬНЫЙ ОФИС, КОТОРОМУ СОПУТСТВОВАЛИ НЕ ТОЛЬКО ТРУДНОСТИ, НО И УСПЕХ

Выезжая на встречи к фондодателю, мы нашим кураторам из Ассоциации «COC-Nederlands» постоянно задавали один и тот же вопрос: «А можно на оставшиеся от аренды офиса деньги купить помещение в собственность организации?». И получали один и тот же ответ: «Нет. Фонды не финансируют подобного рода проекты». Но как говорится, «терпение и труд всё перетрут». Это значит, что никогда не стоит опускать руки. Не стоит ждать очень быстрых результатов, необходимо приложить усилия, и тогда цель будет достигнута.

Так получилось и у нас. В наш очередной визит в Нидерланды предстояла встреча в Министерстве иностранных дел Королевства. Мы с Максимом готовились к ней особенно тщательно: сделали себе пометки о положении ЛГБТ в нашей стране, о работе Центра информации «ГЕНДЕРДОК-М» и, конечно, о наших потребностях.

Что касается последнего, то мы специально не стали особенно расписывать. Поэтому, когда от принимающей стороны поступил вопрос: «Какую помощь вы ждете от нас?» —  Мы, недолго думая, поблагодарили Правительство Королевства Нидерландов за постоянное внимание к положению ЛГБТ-людей в нашей стране и за ту помощь, которую Министерство иностранных дел оказывает нашей организации. А затем напрямую задали вопрос: «Можем ли мы на оставшиеся от аренды офиса деньги купить помещение в собственность ГДМ?» Признаюсь, и на этот раз мы ждали отрицательного ответа. Но мы ошибались. По-моему, фондодатели были готовы к нашему вопросу. «Мы не будем возражать при условии, что на это будут потрачены только те средства, которые по проекту отпущены на аренду офиса. И, что особенно важно, у вас документально должны быть зафиксированы гарантии того, что это помещение однажды не будет отчуждено в чьих-либо интересах», — ответили нам. Мы заверили, что в новом уставе, который мы недавно приняли, предусмотрены гарантии безопасности в отношении собственности, находящейся на балансе организации. На том и порешили. Но это была лишь первая часть нашей истории с покупкой офиса.

По возвращении в Кишинев мы начали искать подходящее помещение. На все про все у нас от аренды оставалось 25 тысяч долларов. В результате мы нашли помещение – дом № 24 «Б» в центре города по улице 31 августа 1989 года, на первом этаже которого было три комнаты и туалет, а еще мансарда, где были два кабинета и между ними большой зал, который мы присмотрели в качестве конференц-зала. Но, увы, за него просили 40 тысяч долларов. Поэтому мы продолжили искать помещение, которое бы отвечало нашим потребностям и стоило бы не больше тех денег, которые мы имели в нашем распоряжении.

Но, видимо, в то время ГДМ сопутствовала удача. Буквально вскоре нам позвонили из Посольство Норвегии в Бухаресте. Звонил секретарь посольства господин Нильсен. Он был частым гостем нашего Центра. Вот и теперь позвонив, сообщил, что приезжает в Кишинев и хотел бы встретиться с нами.

В назначенное время господин Нильсен пришел на встречу. Во время беседы он живо интересовался изменениями, происходящими в общественном сознании в отношении геев и лесбиянок в Молдове, а также успехами в развитии демократии в целом. Он попросил нас рассказать и о работе Центра информации «ГЕНДЕРДОК-М». В завершении дискуссии господин Нильсен, как всегда, спросил: есть ли у нас проблемы и в какой помощи мы нуждаемся?  Мы тут же высказали пожелание иметь свой офис, так как приходится платить большие деньги за аренду и нет гарантии того, что однажды нас не попросят освободить помещение. Ведь опасность со стороны особо агрессивных гомофобов оставалась: никто не гарантировал нам того, что они не разгромят или не подожгут арендуемый офис. Мы также сообщили о решении Министерства иностранных дел Нидерландов, позволившего нам использовать на покупку офиса 25 тысяч долларов, и о том, что нам не хватаем 15 тысяч, чтобы купить помещение, которое мы подыскали. Нильсен не стал говорить «да». Он сказал, что они в Посольстве обсудят этот вопрос и дадут нам знать о результатах дискуссии. Вскоре мы получили письмо, что посольство Норвегии готово поддержать ГДМ в его желании иметь свой дом и ждет на это проектную заявку.

Иначе говоря, деньги мы получили, и желаемое нами помещение было приобретено в собственность организации за 40 тысяч долларов, не считая налогов. Договор у нотариуса был подписан 6 августа 2003 года. С этого времени мы начали ремонтные работы и постепенный переход из арендуемого офиса в новый. Здесь надо заметить, что пока шел ремонт и заключался договор с охранным агентством, в офисе поочерёдно ночевали то Наташа, то Лена, а то и обе вместе.

В доме 24 «Б» по улице 31 августа 1989 года мы трудились до 7 июля 2008 года, как и в офисе третьем, о котором я расскажу ниже. Но сначала о том, что наши опасения, связанные с безопасностью офиса, оказались пророческими. Этот офис оказался самым уязвимым. В нем мы пережили три нападения.

Первое ЧП случилось в полночь 26 января 2007 года. Неизвестные бросили камен в окно, побили стекла. И произошло это менее чем через неделю после того, как Центр информации «ГЕНДЕРДОК-М» публично обнародовал на республиканской пресс-конференции итоги прошедшего 2006 года. А еще 20 декабря того же года самые толерантные представители мировой общественности — Интергруппа по правам ЛГБТ в Европарламенте — распространили весьма интересный пресс-релиз, в котором сообщили, что вскоре их внимание сосредоточится на положении дел с правами гомосексуальных и трансгендерных людей в Молдове. А также о том, что РМ взяла на себя обязательства разработать и принять закон о недискриминации, который соответствовал бы международным правовым стандартам. В упомянутом официальном документе также сообщалось, что группа депутатов Европарламента намерена с особым вниманием следить, как молдавские власти соблюдают это обязательство.

Другой, подобный, случай произошел в воскресенье, 23 марта 2008 года. Неизвестные снова бросили в окно офиса Центра информации «ГЕНДЕРДОК-М» камень. Удар был такой силы, что были выбиты стекла обеих рам. Службе охраны застать преступников на месте преступления не удалось.

Не пройдет и двух месяцев, когда против Центра информации «ГЕНДЕРДОК-М» будет совершена очередная провокация: на этот раз офис организации попытаются уничтожить с помощью бутылки с зажигательной смесью. И произойдет это в период подготовки к очередному прайду, который должен состоятся в мае 2008 года, и на котором случится самая страшная из провокаций – толпа численностью до пятисот человек заблокирует автобус с правозащитниками. Людям, находящимся в автобусе, будут угрожать расправой, вплоть до поджога автобуса. Однако полиция, которая будет находиться в автобусах, расположенных неподалеку от места преступления, не ударит палец о палец. Но это будет потом.

Мы же вернемся к началу мая 2008 года. Утром 2 мая, придя на работу, офис-менеджер Центра информации ГЕНДЕРДОК-М (к тому времени Наташа пошла на повышение, уступив эту должность Кристине) обнаружила одиноко стоящую на подоконнике двухлитровую пластмассовую бутылку, наполненную какой-то жидкостью. Как потом оказалось, в нее почти до верху чьей-то не дружественной нам рукой залили бензин. Горлышко начинили спичками, причем головками вверх. И, конечно же, над всей этой конструкцией возвышался фитиль. А еще была ветошь, пропитанная бензином, одна половина которой находилась в бутылке, а другая свисала наружу. Фитиль при внешнем осмотре говорил о том, что его кто-то поджигал, и он даже какое-то время горел.

Здесь надо сказать о том, что в начале 2008 года примария уведомила нас письмом о том, что в связи с предстоящей реконструкцией в этом квартале города наш офис идет под снос. Забегая вперед, скажу, что как стоял наш офис в 2008 году, так и стоит он по сей день. И сам городской квартал остался без изменений, разве что зарос сорняком. 

А по окрестности тут же поползли слухи: мол, это сделали те, кто взял квартал под строительство. Им, мол, выгодно, чтобы вся округа запылала ярким пламенем, тогда не за что будет платить хозяевам строений, которые идут под снос. Но люди, как всегда, спешат с выводами. Хотя они правы в том, что наш офис находится в зоне реконструкции и, по информации примарии, действительно скоро пойдет под снос. Однако подрядчику не надо нас сжигать, ибо с нами он давно подписал контракт, и теперь ждет, когда мы, наконец, освободим помещение. Иначе говоря, мы официально заявили, что к несостоявшемуся поджогу Центра информации «ГЕНДЕРДОК-М» фирма-подрядчик никакого отношения не имеет. 

В своем открытом письме, опубликованном в журнале «Зеркало», мы тогда задались вопросом: «А кому другому это нужно? Кто он – поджигатель? Конкретно мы не можем ответить на этот вопрос. Пока не можем. Но мы можем предположить: нас снова пытаются запугать, как это было не однажды до и вовремя проведения очередного фестиваля лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендерных людей «Радуга над Днестром». В прошлом и уже в этом году под покровом ночи в окно нашего офиса бросали булыжники. Еще раньше по городу расклеивали гомофобные листовки, пикетировали спектакль «Монологи вагины» и закрытие II-ого прайда. У листовок и пикетов есть авторы – так называемые религиозные организации, одна из которых создана человеком, занимающим высокое положение в органах правопорядка. Ответственность за булыжники и зажигательную смесь никто на себя не взял. Хотя разумнее было бы оставлять автограф. Как это делается в цивилизованных странах.

Впрочем, кто бы это ни был, хотим предупредить: шила в мешке не утаишь, рано или поздно авторство вылезет наружу. И тогда нашим «доброжелателям» придется отвечать за все сразу и по всей строгости закона. А то, что мы умеем распутывать подобного рода ребусы, некоторые так называемые христианские организации, руководимые людьми в погонах и без оных, знают не понаслышке. Вспомните, как мы вычислили того, кто пикетировал прайд, кто устроил шабаш в Каушанах и там же разбрасывал листовки. Справедливости ради стоит сказать: подчерк тот же. Но не будем спешить с выводами, соберем недостающие звенья в цепи доказательств нашего расследования. И тогда кое-кому не поздоровится.

Нет, это не угроза, это дружеское предупреждение. Ведь и на этот раз Бог был на нашей стороне. Как выяснилось потом: рано утром к офису подошла уборщица и ужаснулась, увидев бутылку, над которой пылал фитиль. Она тут же сбила пламя, и только потом поняла, что это была не пасхальная лампада…

«Прости их, Господи», — только и смогла сказать пожилая женщина, поняв весь ужас того, что могло здесь произойти, опоздай она хотя бы на две-три минуты», — говорилось в открытом письме, опубликованном в нашем журнале «Зеркало».

В связи с событиями, произошедшими в последнее время, на одной из пресс-конференций журналисты задали мне вопрос: «Как вы считаете, откуда дует ветер ненависти? Кто бьет стекла в офисе ГДМ и пытается поджечь его с помощью бутылки с зажигательной смесью?» На что я ответил: «Посудите сами: коль скоро в стране родится проект закона о недискриминации, которого так ждет общественность, церковники и экстремалы всех мастей просто-напросто потеряют основу беззакония для экстремистских противоправных действий. С принятием закона ГДМ сможет обращаться на незаконность их действий в суд, апеллировать в судебные инстанции страны, доказывая несостоятельность и агрессивность их поступков, проистекающей на почве их ненависти к гомосексуальности и гомосексуалам. Вековая «гомофобная почва» у радикально настроенной молодежи, у религиозников и политиков, использующих гомофобию в своих предвыборных речах, буквально растворяется под их ногами! И они прекрасно осознают это. Время и правозащитная деятельность ГДМ берут свое. А по большому счету, — правда берет верх. Политическим путем с нами тягаться стало невозможно. Остается бить стекла?! Но лично я не советую никому испытывать нас на прочность. Мы уже не те бесправные и забитые коммунистической пропагандой «извращенцы», какими нас хотели видеть 10-15 лет назад. Сегодня мы способны не только достойно защитить себя, но и дать отпор всем тем, кому наша деятельность и успехи не дают покоя», — сказал я журналистам.

Да, этот офис оказался самым многострадальным, но в нем мы смогли так организовать работу, что за несколько лет кропотливого труда получили право на свободу собраний, ежегодно проводили прайд-фестивали «Радуга над Днестром», которые превращались в настоящие праздники для сообщества ЛГБТ+, мы далеко продвинулись в лоббировании закона о недискриминации, включив его в Национальный план действий в области прав человека, утвержденный Парламентом Республики Молдова, мы оказывали полноценные услуги по защите здоровья нашим бенефициарам, психологическую и юридическую поддержку, организовывали встречи групп поддержки для молодых ЛГБТ+, пожилых геев, для родителей геев и лесбиянок. В этом офисе мы разработали и запустили один из самых амбициозных проектов Центра информации «ГЕНДЕРДОК-М» — проект PRECIS, рассчитанный на пять лет работы в семи странах постсоветского пространства. Причем, в этом проекте мы были не просто одной из семи стран – участниц, а одним из трех партнеров – организаторов проекта, вместе с Ассоциацией «COC-Nederland’s» и Ассоциацией ЛГБТИ+ «ILGA-Europa».     

ОБРАЗЕЦ КОММЮНИТИ-ЦЕНТРА, НА КОТОРЫЙ РАВНЯЛИСЬ ОРГАНИЗАЦИИ СТРАН ПОСТСОВЕСТСКОГО ПРОСТРАНСТВА

А теперь о третьем офисе. Мы арендовали его в доме 79 по улице Бернардацци в 2007 году, когда в рамках проекта PRECIS произошло увеличение услуг и штатных работников в программе «Здоровье сообщества ЛГБТ». В этот офис наряду с работниками программы «Здоровье» перешли работники и волонтеры «Женской программы», психолог Центра Светлана Кливадэ, а также Степанида Митьева, ставшая офис-менеджером комьюнити-центра, в который ежедневно приходили и получали необходимую помощь люди из сообщества ЛГБТ.

В связи с тем, что комьюнити-центр предназначался, прежде всего, для людей из сообщества ЛГБТ, о его открытии было объявлено заранее в рамках программы очередного прайда в Молдове. Это было сделано не случайно. На прайд приезжали гости из многих стран постсоветского пространства и дальнего зарубежья. Но нас интересовали наши партнеры по проекту PRECIS – делегаты из Украины, Казахстана, Кыргызстана, Грузии, Армении и Азербайджана, в которых в рамках вышеназванного проекта уже были открыты и работали комьюнити-центры. В нашу задачу входило показать идеально обустроенный и профессионально работающий на благо сообщества ЛГБТ центр, с которого они могли бы брать пример. Поэтому открытие было показательным и, на мой взгляд, помпезным, о чем подробно описала корреспондент женского журнала «Тема» Саманта – она же волонтер «Женской программы» (журнал издавался женской программой с 2005 по 2011 год включительно).

«Итак, на второй день прайда, в десять утра, едва выспавшись после вечеринки в честь открытия прайда, самоотверженные работники ГДМ начали готовить комьюнити-центр к открытию. Как и любая закулисная возня, подготовка происходила шумно, бодро, с беганием одного сотрудника по всему дому с какой-нибудь вещью в руках, пока остальные эту вещь всюду ищут и т.д. Ровно в одиннадцать Стеша выбежала в коридор и скомандовала: «Все, одиннадцать, одиннадцать, выходим». Все вышли. Дверь закрыли, повесили ленточку, выстроились полукругом и приняли торжественный вид» — писала Саманта.

«Первым говорил Борис Баланецкий (исполнительный директор ГДМ), затем он предоставил слово Ларсу Маквелду, представителю наших спонсоров из СОС-Netherlands. Ларс говорил красиво и долго, и озвучил одну важную, как мне кажется, мысль: «Это здание – еще не комьюнити-центр, не центр сообщества. А станет оно им тогда, когда вы начнете приходить сюда, собираться здесь, что-то делать, реализовывать свои идеи. Когда оно станет для вас домом». По секрету от спонсоров, комьюнити нам уже немножко дом.

Почетную миссию – перерезать ленточку – тоже возложили на мистера Ларса. Ленточек, кстати, было две: голубая и розовая. Тадам! И под звуки воображаемых фанфар хозяева и гости проходят внутрь. «Ой, какой у нас чудесный новенький центр!», — восторгаются люди, просидевшие в нем не один час за кино и феньками.

Как и положено, гости дарили нам подарки. Герой торжества, Ларс, подарил милые кружки, раскрашенные в радугу; кружки уже полностью вписались в быт и интерьер центра. Пастор Дайан Фишер подарила два больших полотнища, одно из которых разрисовано детьми ее церкви. Ну а хозяева, в свою очередь, устроили фуршет горой, как и было сказано ранее. Гости, много-много гостей ходили с тарелочками из комнаты в комнату, общались, оглядывались, завидовали вслух и говорили хозяевам комплименты. Вот тогда-то и стало понятно, какое это счастье – новоселье…».

В этом офисе часть команды Центра информации «ГЕНДЕРДОК-М», предоставлявшая услуги сообществу ЛГБТ+ в Молдове, работала до 7 июля 2008 года, как и во втором офисе, о котором я говорил выше.

(Продолжение следует)

Алексей МАРЧКОВ

Фотографии из архива ГДМ

 

Close Menu