18.01.2019
Молдова, Наше время

Татьяна Кебак: Молчать, когда над людьми издеваются, – это неправильно

В конце 2018 года Центр Информации ГЕНДЕРДОК-М (ГДМ) принял в свои ряды еще 18 новых членов и выбрал нового председателя. Им стала Татьяна Кебак – юрист по профессии, защитник прав человека по призванию.

С 2016 года Татьяна занимается адвокатской деятельностью. В течении последних лет работала в организации Promo-Lex, в основном с жертвами домашнего насилия. Сейчас работает с беженцами и теми, кто заявил о желании получить убежище в нашей стране. Сама Татьяна считает себя активисткой с детства -  в двенадцатилетнем возрасте она решила стать волонтером в области прав человека. Уже два года является членом сената ГДМ, хотя активисткой, борющейся за права ЛГБТ, по ее словам, стала случайно.

«Я никогда не была гомофобной, и всегда знала, что есть такое сообщество, как ЛГБТ, которое постоянно подвергается нападкам и социальной стигматизации. Однако я ничего не знала о конкретных проблемах этого сообщества. Сама я никогда не общалась с геями и лесбиянками. В 2014 году, когда проходила адвокатскую практику, я случайно оказалась на тренинге, который вели Анжелика Фролов, Артем Завадовский и Дойна-Иоана Стрэйстяну (сотрудники ГДМ - прим. ред.). Тогда я поняла, сколько несправедливости и ненависти по отношению к сообществу ЛГБТ проявляется в нашей стране. В том же году я приняла участие в марше солидарности с ЛГБТ-сообществом, а потом и в других маршах и публичных акциях, организованных ГДМ. Вот так началась моя активная работа в этом направлении», - сказала Татьяна.

От осознания проблем, которые, казалось бы, тебя даже косвенно не затрагивают, до активной работы по их решению – довольно длинный путь. Что заставило тебя вмешаться в сферу защиты прав сообщества ЛГБТ?

Наверное, все началось с осознания несправедливости, которая проявляется в отношении людей гомосексуальной ориентации. У меня был шок, когда я узнала о конкретных преступлениях на почве ненависти. Я поняла, что все, что происходит у нас в стране, – не нормально. Это и стало поводом для моей активной работы по защите прав ЛГБТ. После участия в тренинге, проведенном ГДМ, последовало более масштабное обучение в SOROS, которое продлилось полтора года. Я смогла глубже изучить тему, понять проблемы, сравнить положение сообщества ЛГБТ в разных странах. Я прочла несколько исследований, чтобы понять все, что связано с сексуальной ориентацией человека, с положением детей, которые воспитываются в гомосексуальных семьях.

В своей карьере ты боролась за права разных дискриминируемых групп. Чем отличается борьба за права ЛГБТ от других?

Вообще-то, активизм за права ЛГБТ основывается на тех-же принципах, что и борьба за права других социальных групп. Однако здесь все сложнее из-за отношения социума, основанного на предрассудках, и из-за манипулирования общественным мнением некоторыми церковнослужителями, которые ведут агрессивную борьбу против равенства прав ЛГБТ. Но ход истории говорит о том, что церковь, на протяжении веков не признававшая права многих других дискриминируемых групп, под давлением научных открытий и общественного мнения была вынуждена признать их.

Термин «манипуляция» используется как защитниками прав человека по отношению к определенным действиям церкви, так и церковнослужителями, которые утверждают, что именно сообщество ЛГБТ и его сторонники манипулируют общественным мнением. Как может рядовой гражданин различить, где правда, а где манипуляция?

Это сложно. Каждый из нас порой ощущает свою растерянность в этой информационной войне, а наш выбор зачастую сделан под давлением групп, к которым мы принадлежим, а не как следствие анализа и интеллектуального осознания. Любая информация будет принята или отвергнута в зависимости от уровня узнаваемости и популярности личности, которая ее воспроизводит. Это тяжело, но нам могут помочь те ценности, которые мы сами в себе воспитываем. В тот момент, когда мы видим, что группа людей маргинализирована, мы должны понять, что существует проблема, по отношению к которой мы не должны оставаться равнодушны. Унижение, дискриминация, нарушение прав человека - должны нас настораживать, вызывать вопросы. Потому что, если мы сядем и подумаем, то поймем, что каждый из нас по-своему – особенный.  И каждый может стать частью меньшинства. Принадлежность к большинству – это проходящая иллюзия. Когда ты видишь, что политики нападают на меньшинство, будь уверен, что в следующий раз этим меньшинством можешь быть ты. В тот момент, когда мы позволяем несправедливости иметь место по отношению к определенной группе, другие сообщества промолчат и позволят несправедливости случиться по отношению к нам. Любая социальная категория может стать мишенью для политиков, если будет неудобной, или если ее можно будет использовать в политических целях. Мы должны быть внимательны к речам, которые провоцируют ненависть.

Понятно, что соблюдение прав человека для тебя приоритет. Но почему ты решила сконцентрироваться именно на проблемах сообщества ЛГБТ?

В Молдове, согласно опросам, самый нежелательный сосед – это геи. Речи ненависти относятся в первую очередь к ним. На людях ЛГБТ ставят клеймо. На них смотрят с презрением, и это не нормально, потому что в основе любых отношений в обществе стоят уважение и гордость. Не правильно, чтобы личность оценивали по сексуальной ориентации. В первую очередь, это человек – такой же, как и все другие. Сегодня в Молдове очень большие проблемы с соблюдением прав ЛГБТ. Нападки, в том числе физические, которые происходят в отношении представителей сообщества, доказывают, что наше общество еще не признает людей с другой сексуальной ориентацией.

А когда очевидно, что определенная социальная группа подвергается дискриминации – это признак того, что права человека не соблюдаются, что одни члены общества решают, кого им принять, а кого – нет. Появляется ощущение доминирования в мажоритарной группе. Некоторые воспринимают это доминирование как право на то, чтобы позволить или наоборот – запретить жить так, как хочет человек, независимо от того, идет речь о представителях сообщества ЛГБТ, ромов или о религиозных сообществах.

Каковы твои первые впечатления после избрания тебя председателем ГЕНДЕРДОК-М?

За те годы, что я была в сенате ГДМ, я честно влюбилась в организацию. Когда я увидела прозрачность, уровень управления ресурсами – я была приятно удивлена. Я себе тогда сказала: вот как должны работать НПО в Молдове – прозрачно и при участии всех членов команды. Люди всегда остаются под приятным впечатлением после того, как прочтут отчеты организации и увидят результаты ее работы. Цифры действительно впечатляют. Я очень рада, что мне доверили представлять эту организацию, которую я очень уважаю. В то же время я понимаю, что на мне очень большой груз ответственности. Два года, проведенные в сенате, приблизили меня к сообществу ЛГБТ.

Открыто защищая права ЛГБТ, автоматически привлекаешь к себе неприязнь гомофобно настроенных личностей, которые стараются вовлечь тебя в псевдонаучные дискуссии о праве ЛГБТ-людей на само существование. Как тебе удается справляться с вызовами?

Мне кажется, что у меня выработался иммунитет на это. Парадокс, но многие люди, которые называют себя «защитниками» прав человека, работают в данной сфере и получают зарплаты, на самом деле – гомофобы. Даже если они об этом открыто не заявляют, это проявляется в повседневной жизни – в приватных разговорах, в шутках, которые они отпускают.

В определенный момент я устала от этих разговоров с якобы умными людьми, которые в какой-то степени были моими коллегами. Гомофобия очень выматывает, к тому-же она очень скучна, потому что никак не соприкасается с разумными размышлениями. Никто из гомофобов не сказал ничего нового или интересного, не пытался проанализировать аргументы, которые представляю я или которые есть в научных докладах. Их рассуждения - всего лишь попытка навязать ничем не обоснованную точку зрения. 

Например, однажды, когда я рассказывала врачу-гомофобу о том, что гомосексуальность была исключена из списка психических заболеваний, он сказал, что это произошло потому, что в состав комиссии, которая рассматривала этот вопрос, попал гей. Гомофобия часто сильнее логики, и поэтому очень сложно убедить человека в обратном. Чувство ненависти и страха делают его глухим и слепым – он не воспринимает твои аргументы.

Доказательства гомофобов глупы и неразумны. Поэтому с ними сложно общаться на их уровне.

Считаешь ли ты, что противоречивые дискуссии о правах ЛГБТ бессмысленны?

Не всегда. Я вижу две категории людей. Первые – это догматики, которые не примут твоего аргумента, каким бы он ни был. Вторые – это те, которые даже если не изменят автоматически свой взгляд, начнут видеть человеческую сторону проблемы и поймут, что дела обстоят совсем не так, как показывает телевизор. Рациональные и гибкие люди принимают и отличающиеся точки зрения, у них исчезает это ощущение себя в качестве некой возвышенной личности, которая имеет право решать судьбы других. Развивается чувство сопереживания и эмпатии.

Как бы ты объяснила гомофобию в нашем, молдавском, обществе?

Работая с беженцами, я поняла, что и к людям другой расы у нас не очень благосклонны. В том числе и некоторые чиновники, которые относятся к ним с превосходством и презрением. Я также осознаю, что людям, выросшим в коробочке, с кучей запретов, очень сложно принять реальность, которая намного разнообразней.

Какие инструменты ты считаешь наиболее подходящими для борьбы с гомофобией?

Постоянное информирование посредством кампаний, адвокаси и лобби. Это отлично работает в направлении расширения горизонта восприятий. Мне нравится стратегия ГЕНДЕРДОК-М по продвижению законодательных актов, изменений, которые касаются соблюдения прав ЛГБТ, и те стратегические кейсы, в рамках которых государство обязано соблюдать их права.

Очень эффективными примерами являются те представители сообщества ЛГБТ, которые открыто заявляют о своей сексуальной ориентации и в то же время живут обычной жизнью, активной с гражданской точки зрения. Активное вмешательство сообщества ЛГБТ в жизнь Республики Молдова и публичные выступления геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов помогают обществу понять, что каждый из нас прежде всего Человек.

Каковы на твой взгляд изменения в краткосрочной перспективе, которые можно провести в сфере защиты прав ЛГБТ?

Я считаю, что на данный момент мы можем сконцентрироваться на речах ненависти и на преступлениях на почве ненависти против представителей сообщества ЛГБТ. Нынешнее законодательство не содержит критерия ЛГБТ, как личностей, которые могут быть подвергнуты нападкам. Что касается речей ненависти, то у нас вообще нет законодательства, регулирующего подобные отношения. Это можно изменить в краткосрочной перспективе, организация уже работает в данном направлении.

Но возможны и более масштабные изменения. Я заключила пари с подругой на то, что в нашей стране однополые браки будут узаконены в течении 5-ти максимум 10-ти лет. Я вижу позитивную динамику со стороны общества. Я часто езжу в села и разговариваю с людьми о равенстве полов и насилии. Я заметила, что молодые люди живут в информационном вакууме, когда дело касается ЛГБТ, потому что об этом не ведутся разговоры в обществе. Плохо информированными людьми легко манипулировать. Мне кажется, что молодое поколение готово к пониманию и принятию сообщества ЛГБТ. Молодежь намного любознательней, она более гибкая, чем старшее поколение.  Она задается логическими вопросами и хочет понять, почему общество ставит клеймо на ЛГБТ.    

Считаешь ли ты, что при помощи информирования населения можно победить гомофобию?

Я следила за работой Всемирного конгресса семьи, где кто-то выразил опасение, что если «оставить» геев, то через 100 лет человечество исчезнет, потому что геи не способны иметь детей, следовательно, человечество вымрет. Слушатели в зале аплодировали этому заявлению. То есть, эти сказки работают, люди в них верят. И это из-за того, что люди недостаточно информированы, не знают и не вникают в суть вопроса.

Образование очень важно. Нами легко манипулировать, так как у нас нет достаточно знаний. Есть люди, которые считают себя гомофобами, но они даже не потрудились зайти в Google, чтобы поискать там информацию о геях, лесбиянках, бисексуалах, транссексуалах. Люди ненавидят гомосексуалов и транссексуалов, не зная, в чем различия между ними.

Такими же важными, как образование, я считаю и путешествия. В Молдове люди начали выходить из своих домиков, и это помогает им легче воспринимать реальность, которая отличается от той, какую они привыкли видеть. Мне лично путешествия очень сильно помогли. В 2006 году я впервые увидела двух геев, которые держались за руки. Это было во Франции. Я почувствовала бешеный интерес к этому, так как до этого не видела ничего подобного. Путешествуя, люди начинают меняться, понимая, что правда состоит из множества цветов, а не только белого и черного.

Как могут люди из вне помочь сообществу ЛГБТ?

Каждый из нас может содействовать формированию определенного мнения в своем кругу. Каждый раз, когда мы пресекаем гомофобную шуточку и объясняем, почему мы боремся за равенство, за соблюдение прав. Я всегда так делала и буду так делать. Даже если иногда чувствую усталость. Потому что неправильно молчать, когда над людьми издеваются в твоем присутствии.

Если кто-то видит гомофобный комментарий в социальных сетях, пусть выскажет другое мнение.  Если в группе кто-то проповедует речь ненависти, необходимо отреагировать на это. Когда люди, знающие тебя, видят, что у тебя другое мнение, они тоже начинают задумываться, анализировать. Эту правду необходимо показывать везде – за ужином с родственниками или в кругу друзей. Потому что мы живем в этом обществе и не хотим, чтобы оно было полно бесполезной и необоснованной ненависти. Мы хотим жить в интеллигентном обществе, в котором люди счастливы. А счастливое общество – это когда каждый член общества счастлив. Когда ты борешься за счастье каждого индивидуума, ты в некотором плане борешься и за свое собственное счастье. Надо начать с выхода из той коробочки, в которой мы сейчас находимся, с расширения горизонтов. Не у всех хватает храбрости выйти на марш, это правда, но каждый может повлиять на людей из своего окружения.

Дойна ИПАТИЙ

Previous Далее
Назад к новостям