23.10.2014
Молдова, Общество

Спецназ на защите гордости

Сербия – одно из немногих государств Балканского региона, в которых очень сильно гомофобное  лобби в политике и государственных органах. На сентябрь 2014 года пришлись две поездки в Белград представителей Молдовы и, в частности, Центра информации «ГЕНДЕРДОК-М», на мероприятия, организованные разными структурами, но, тем не менее, имеющие определенную общность тематики. Речь идет о двухдневной конференции «Будущее принадлежит нам: ЛГБТ права на пути к Европейскому союзу», организованной сербской организацией лесбиянок «Лабрис»,  и о последовавшем через неделю после конференции Прайде – первом после трагических событий 2010 года. 

ИНЦИДЕНТ ДИКТУЕТ МЕРЫ БЕЗОПАСНОСТИ

Молдову на конференции, собравшей делегатов со всего Балканского региона и постсоветского пространства (включая страны Балтии и СНГ) представляла исполнительный директор Центра информации «ГЕНДЕРДОК-М» Анастасия Данилова. К сожалению, свой доклад, включенный в программу пленарной сессии второго дня и отражающий положение лесбиянок, бисексуальных и трансгендерных женщин Молдовы, Анастасия Данилова так и не смогла представить, поскольку накал страстей в сербском обществе привел к инциденту, чуть не завершившемуся печально для одного из участников конференции (из Германии). Форум был свернут, но взамен прошли пресс-конференция и марш-протест в центре Белграда. И хотя эта акция была незапланированной, она была успешной и привлекла внимание широкой общественности. Что касается забытого доклада, то тут исполнительный директор «ГЕНДЕРДОК-М» не в обиде. «Будут другие конференции и еще не один доклад. Главное, что все обошлось», - говорит Настя.

ПРОСТО МЫ УМЕЛИ ЖДАТЬ...

Центральным событием года для ЛГБТ-сообщества Сербии стал, конечно же, Прайд-2014. На него от Молдовы были приглашены Анастасия Данилова и основатель группы «Гайд-парк», журналист, правозащитник, волонтер и член «ГЕНДЕРДОК-М» Олег Брега (следовало бы добавить, что Олег в этом году предпринял попытку войти в политический класс РМ через участие в парламентских выборах в качестве независимого кандидата), для которого поездка в Белград стала полезным опытом. Предметом гордости может служить и то, что на Прайде все обширное пространство бывшего СССР представляли только Настя и Олег. «Это можно расценивать, как успехи Молдовы в целом и центра «ГЕНДЕРДОК-М», в частности, в продвижении прав ЛГБТ», - уверена А.Данилова. Приезд молдавских ЛГБТ активистов на Белградский Прайд был организован шведской организацией «Защитники Гражданских Прав» (Civil Rights Defenders), которая имеет местные офисы, как в Кишиневе, так и в Белграде.

Чем ближе к 28 сентября, тем томительнее было ожидание решения властей сербской столицы по поводу Марша равенства. И организаторы, и наблюдатели, и гости прайда опасались, что им не позволят пройти маршем, чтобы выразить свою позицию публично, причем запрет последует в последний момент, как это уже бывало в 2012 и 2013 годах. Меры безопасности, учитывая инцидент на конференции неделей ранее, нельзя было назвать лишними, но они порой зашкаливали и даже рождали протест. Так, Олега Брегу настойчиво попросили снять радужный шарф, но он наотрез отказался, заявив, что он приехал на прайд и этим жестом подчеркивает свою причастность к защите прав ЛГБТ.

А. Данилова рассказала, что самым напряженным стал последний день – суббота – перед маршем. Чтобы немного разрядить атмосферу, которая была просто наэлектризована,  гостей прайда, проживавших в гостинице под охраной полиции (неотступно за ними следовавшей, что причиняло некоторый дискомфорт), увлекли импровизированной фотосессией. Каждому предлагалось сделать фото с табличками «Я выйду завтра на марш». Напряженность и нервозность сочетались с воодушевлением и ожиданием чего-то особенного. «Интервал между 10 вечера и 12 ночи стал самым сложным для нас переходным моментом, и только с наступлением нового дня мы окончательно поняли, что изменений уже, скорее всего, не последует, что марш состоится! Мы начали поздравлять друг друга и желать счастливого Прайда, а затем отправились отсыпаться и набираться сил», - вспоминает Анастасия.

Надо особо отметить, что, несмотря на широко растиражированное СМИ заявление мэра сербской столицы о том, что Белград - город, «открытый для всех, и каждый должен чувствовать себя здесь равным с другими», существовала реальная опасность насилия, поскольку несколько ультраправых организаций не менее публично пообещали сорвать Марш равенства. Их не остановило бы даже участие в акции политиков, представителей евросоюзных структур, дипломатов, людей культуры (по информации местных СМИ, среди демонстрантов были мэр Белграда Синиша Малые, глава представительства ЕС в Сербии Майкл Дейвинпорт, министр культуры Сербии Иван Тасовач, кинорежиссер Срджан Драгоевич, актриса Мирьяна Каранович и многие другие). Именно риском насилия были вызваны беспрецедентные меры безопасности: для охраны мирного шествия были задействованы полиция, включая спецподразделения, и бронетехника.

МАРШ В МАРШЕ

И вот, наступило утро 28 сентября. День, полный оптимистичного настроя. «По сути, Марш начался прямо от гостиницы, откуда мы вышли уже с атрибутикой – плакатами, флагами, свистками, - и, не прячась, направились к месту старта шествия. Попасть в зону прайда было совсем не просто – потребовалось пройти через несколько пунктов проверки, на которых контроль напоминал строгий аэропортовский. Процедура «подтягивания народа» из-за мер безопасности заняла почти два часа. На протяжении этого времени нас осаждали журналисты, в основном представители местных телеканалов, которые задавали однотипные вопросы – Почему вы здесь? Не боитесь ли вы? Чего вы требуете? - и неустанно вели съемку. Чтобы не огорчать их, мы добросовестно позировали и отвечали, что приехали выразить солидарность с ЛГБТ-сообществом Сербии, и что страху здесь просто нет места», - рассказывает А.Данилова.

Впрочем, впечатление от массовости и красочности белградского марша оказалось у наших участников мероприятия двойственным. С одной стороны, многочисленность, но с другой – отсутствие видимости. Кишиневский Марш равенства собрал в этом году чуть более 100 человек, но при этом, несмотря на беспрецедентные (для Молдовы) меры безопасности, оставался действом открытым, за которым могли наблюдать и прохожие, и люди, проживающие в домах по маршруту следования, оставался даже простор для оппонентов, причиняющих существенные неудобства. Сербский прайд при более 1500 участников остался как бы «действом в себе», и это можно оправдать только обстановкой неприятия, царящей в Сербии. Позднее стало известно, что одна из радикальных группировок сумела прорвать первый круг защиты, было задержано более 50 человек, и если бы силы безопасности не действовали оперативно, еще неизвестно, чем завершился бы Марш равенства.

Но об этом стало известно потом, а пока полиция сдерживала радикалов, участники прайда прошли до финальной точки маршрута, где состоялся митинг. По очереди выступали лица, представляющие международные организации, посольства других стран, оказалась в списке спикеров и Анастасия Данилова. «О том, что меня включили в список выступающих, я узнала накануне марша, поэтому подготовилась держать слово. Но после череды других приветствий я поняла, что не хочу повторяться. Поэтому я за предоставленные на выступление 50 секунд просто выразила свои эмоции и чувства, которые, как мне кажется, испытывали в этот момент многие. Я постаралась показать, насколько важно для всех нас участие в таких маршах-прайдах, и выразила уверенность, что когда-нибудь настанет день, когда мы все будем равны, когда сможем без дополнительных мер защиты пройти по улицам Белграда», - рассказывает Анастасия.

На этой пафосно-эмоциональной ноте можно было бы и завершить повествование, но есть еще один общий для Молдовы и Сербии момент, имеющий в то же время и существенные отличия. Речь о завершении прайда (точнее – той его части, что именуется Маршем равенства) и эвакуации участников. Да-да, именно об эвакуации – другим словом эту процедуру не назовешь. Если в Кишиневе манифестантов довольно оперативно вывезли с бул. Ренаштерий автобусами, хотя потом и долго кружили по городу, чтобы сбить со следа преследователей, и это автокружение доставляло нам дискомфорт, то что говорить об участниках белградского марша, которых вообще погрузили в... автозаки! Сейчас Настя смеется, вспоминая подробности поездки, но после марша автозаки казались, по крайней мере, странными: «Нас загрузили в полицейские машины - без окон, с решетками, с едва пропускающими свет дырочками вентиляции в полотке. Отсутствие скамеек и поручней, этот мерцающий свет, полная дезориентация – когда ты не знаешь, за что хвататься и куда тебя везут... Все это было дискомфортно. Среди нас оказалась девушка, страдающая клаустрофобией, и чтобы как-то ее отвлечь, мы открыли мой (уже знаменитый!) радужный зонт и стали весело фотографироваться в этой темноте тюремного фургона. Когда мы покинули этот неприветливый транспорт, все испытали облегчение».

А потом... Потом была традиционная вечеринка, на которой можно было сбросить нервное напряжение, поздравить организаторов (организаторы – это такие люди, которые постоянно сетуют: могло бы быть и лучше!) и друг друга с победой, с первой за четыре года победой. Наши делегаты простились с Белградом и Сербией. Будем надеяться, ненадолго – максимум до прайда-2015!

Светлана БУРЛАК

Фото с прайда Civil Rights Defenders

Фото с конференции Labris

Previous Далее
Назад к новостям