01.08.2014
Молдова, Тренинги и семинары

Никто из родителей не выразил желания вернуться в прошлое и избавиться от своего ребенка

Отцы и дети – эта извечная тема противоречий и недопонимания, возникающих вследствие разного мировосприятия, в чем-то разных жизнеутверждающих принципов, отделяющих одно поколение от другого, наиболее остро стоит в тех семьях, в которых дети  относятся к ЛГБТ-сообществу. Прийти к взаимопониманию, поговорить начистоту о наболевшем не один на один, а в кругу себе подобных – именно эти цели преследуют регулярно проводимые Центром информации GENDERDOC-M встречи родителей и детей в неформальной обстановке.

 

Чаще всего подобные мероприятия проводятся в офисе Центра, что не позволяет полностью расслабиться. Эту кажущуюся напряженность решили снять самым простым способом – выехав 19 июля сего года группой в 31 человек на природу, в расположение туристического комплекса «Дубовая роща». Да и времени в таком формате на общение отводится гораздо больше. Еще больше радует тот факт, что инициаторами встречи на сей раз выступили родители. Это очень благоприятный знак, поскольку ранее встречи проводились преимущественно по инициативе руководителей соответствующих программ GENDERDOC-M или с подачи детей.

 

Толчком к активизации работы родительской группы, пока еще так и не оформившейся в подобие школьных родительских комитетов, а то и в отдельную общественную организацию родителей ЛГБТ-детей, стало более широкое, чем в прежние годы, участие отцов и матерей в организации и проведении прайда-2014. Как мне кажется – и эту точку зрения разделяют многие сотрудники Центра – огромный позитивный заряд родителям, занимавшим ранее пассивную позицию, дал просмотр документального фильма «Мой ребенок» (Турция, 2013 г.) режиссера Джана Джандана, рассказывающего о работе Стамбульской родительской организации в поддержку прав ЛГБТ-сообщества Listag.

 

Этот незатейливый рассказ о том, как люди, живущие в светском исламском государстве с отжившими свой век традициями, идут наперекор людской молве, чтобы помочь своим детям обрести себя и обеспечить им равноправное положение в обществе, действительно берет за душу. В борьбе за право детей быть счастливыми и быть самими собой, родители повернули против общества его же орудие осуждения – религию, подчеркивая тем самым, что любой ребенок появляется на свет от Бога, а, следовательно – он Божье создание и в нем нет ничего преступного и уж тем более позорного. После просмотра фильма присутствовавшие в кинозале родители не скрывали слез: одни сопереживали тем, стамбульским, отцам и детям, другие, воодушевившись их примером, разрабатывали стратегию и тактику для Молдовы.  

 

Июльская встреча родителей и детей по этой причине проходила в совершенно новом ключе.  Надо добавить, что отбор кандидатов на поездку велся по принципу наибольшей пользы, которую дети и родители сумеют из нее извлечь. Отдых, сочетаемый с доверительными беседами, располагал к доброму настрою. Не было ограничений на число вопросов, задаваемых родителям детьми и наоборот, не было «закрытых» тем. Дети старались объяснить родителям, что их не должно терзать чувство вины из-за того, что в их семье появился ЛГБТ-ребенок – их вины в этом нет. Учитывая, что мам (как обычно, впрочем) было больше, чем отцов, не обошлось без слез. Но это были не горькие слезы, а выход эмоций, душевное облегчение. Может, иногда действительно, как в старой сказке-фильме, «в слезах и заключается леченье»?

 

Когда мамы «созрели» для более глубокого рассмотрения темы, кто-то из ребят даже решился задать довольно жестокий по своей сути вопрос: а если бы средства медицины позволяли на момент определения беременности узнать, что дитя будет «неправильной» сексуальной ориентации, то что бы они сделали – слепо поверили врачам и избавились бы от ЛГБТ-ребенка или все-таки родили его и вырастили, отпустив в этот жестокий мир, обрекая его на необходимость самоопределения, на страдания (которые многим из ребят, впрочем, уже довелось пережить), на осуждение общества? Следует отдать должное родителям и сказать им спасибо за их непоколебимую уверенность и твердую позицию: никто из присутствующих не выразил желания вернуться в прошлое и избавиться от своего ребенка. Никто! Это тоже очень позитивный показатель.

 

Тем не менее, небольшие блиц-опросы, проведенные сотрудниками Центра GENDERDOC-M с участниками мероприятия, показали, что неприятный период своей жизни, связанный с получением информации о сексуальной ориентации своего ребенка более бурно переносят отцы, но они же быстрее смиряются с неизбежным. А вот матери, даже приняв и поняв детей, даже принимая участие в мероприятиях Центра, все же хранят в душе уголек надежды – надежды, что все это только сон, все вернется на круги своя и будет «как у всех». И это, несмотря на то что (опять же!) никто из ЛГБТ, принимавших участие в поездке, не выразил желания сменить сексуальную ориентацию, если бы такое стало возможным. Ребята уверяли, что выпавшие на их долю проблемы только укрепили их в своем предначертанном выборе, дали цель в жизни – утвердиться во что бы то ни стало, доказать обществу, что их сексуальная ориентация не делает их лучше или хуже других людей, что они просто стремятся быть равными среди равных и способны принести обществу не меньше пользы, чем люди так называемой традиционной сексуальной ориентации.

 

Чтобы лучше понять, о чем говорили родители и чем намерены они заняться в будущем, приведу отрывок из анкеты матери гея с почти 15-летним стажем Знания. Ответы Елены отражают (не побоюсь таких слов) мысли всех матерей ЛГБТ детей Молдовы и любой другой страны мира, в которой живуча гомофобия. По ее словам, дискуссии такие очень полезны и дают пищу для обсуждения в более тесном кругу на много дней и недель вперед. «Я заметила, что дети, прошедшие в семье каминг-аут и не отвергнутые родителями, чувствуют себя очень комфортно, ведут активную общественную и трудовую жизнь. Такие встречи нужны им не реже, чем их родителям, и еще нам – опытным родителям! – следует чаще встречаться с новыми детьми: с теми, кто еще не решился или не знает, как признаться родителям в своей сексуальной ориентации. Эти дети вынуждены постоянно лгать, жить в состоянии перманентного стресса. Я почти 15 лет терзалась вопросом, до какой степени права была моя подруга, когда заявила, что в том, что мой сын – гей, виновато воспитание. На этой встрече я получила ответы на все свои вопросы», - подчеркнула Елена.

 

Она считает, что многие родители ЛГБТ-детей «уходят в подполье», поскольку опасаются осуждения со стороны родственников, соседей, коллег по работе: что скажут люди? на меня пальцем будут показывать! «Эти предрассудки сложно, но можно преодолеть. Родители ЛГБТ из разных стран должны встречаться, обмениваться опытом. У нас разный менталитет, разные условиях жизни, но у нас все-таки есть нечто общее – мы любим своих детей такими, какие они есть. Мы уже встречались с родителями из Германии, с родителями из разных частей Украины (Одесса, Николаев, Кривой Рог), России (Питер).  Мы обмениваемся информацией, думаем, что можно сделать общими усилиями. Это позволяет ощутить чувство поддержки, чувство плеча. Вместе мы можем сделать много хорошего. Может, стоило бы начать с открытого письма к правительствам и парламентам разных стран с просьбой обратить внимание на проблемы, с которыми сталкиваются наши ЛГБТ-дети. Пусть такое письмо изменит мировоззрение хоть парочки министров-депутатов в каждой из стран -  это уже будет большой плюс. Почему представители власти, избранной народом, позволяют себе выдвигать инициативы, ущемляющие чьи бы то ни было права, в том числе права наших детей?

 

Когда мы посмотрели фильм о турецких родителях, которые так много делают для своих детей, мы были потрясены. Для них это не только законы, придуманные людьми - это вопрос веры. Но ведь совсем не важно, как мы называем Творца – он един для всех. «Нам этого ребенка дал Аллах и мы принимаем его таким, каким нам его Он дал». Это и есть вера. В этой связи у меня возникает вопрос: куда девалась наша вера, если некие «истинно верующие» совместно с монашеством и священниками проклинают наших детей и даже прибегают к насилию? Неужели наших детей нам дал какой-то другой Бог? Я сейчас мечтаю съездить в Стамбул, чтобы встретиться с этими людьми, поблагодарить их за служение - ведь их усилия отражаются и на наших детях», - говорит Елена.

 

А что нравится в деятельности родительской «могучей кучки» отцам? Кто там сказал, что мнения супругов – это зеркальное отражение? А вот и нет. Чтобы убедиться в этом, приведу выдержки из опросника Владимира – супруга Елены. Что нравится ему в родительских встречах, как он относится к сыну и к общественной работе? Ему, оказывается, после периода размышлений, сомнений и опасений пришелся по душе переход к активной работе! И он готов делиться своим опытом преображения с другими отцами.

 

«Когда мирную жизнь нашей семьи взорвало признание сына в том, что он гей, мне казалось, что жизнь закончилась, и все ее радости уже не для нас. Но позднее я понял, что ничего для нас не потеряно - мы живем прекрасной полной жизнью, которая благодаря сыну стала интересней, насыщенней, полнее. Мы активны, мы не брошены. Нас всё время куда-то привлекают, вовлекают. Во второй половине жизни мы стали... актёрами театра! Когда я осознал, что какие-то прописные истины, какие-то вопросы, какими раньше задавались только герои пафосных кинолент, теперь мы сами задаем обществу своей сценической игрой – а ведь мы играем не выдуманных персонажей, а самих себя! – я сказал себе: «Вовчик, ты должен быть счастлив, что у тебя сын немножко не такой, как все, зато в остальном он как раз такой, каким ты его хотел видеть. Он открыл тебе целый мир с другой точки зрения!» Наш сын в молодые годы очень многое уже успел сделать для других, и теперь не он с нас, а мы с него стараемся брать пример. Я думаю, нет возраста, когда уже не надо ни к чему стремиться. Мы счастливы, что у нас хороший, заботливый сын, который тоже счастлив в браке с любимым человеком», - делится своими мыслями Владимир.

 

Отвечая на вопрос, что он мог бы сделать для того, чтобы кто-то еще из родителей ЛГБТ поверил в своего ребенка, Владимир сказал: «У каждого, кто прошел нелегкий путь к пониманию, наступает момент, когда стремление помогать другим людям, оказавшимся в такой же ситуации, становится необходимостью - внутренней потребностью. Это сочувствие, это те самые дела, которые имеют вес в те моменты жизни, когда приходится держать экзамен – нет, не перед Богом, а перед самим собой! – на наивысшую ученую степень: быть Человеком. Это ведь такое счастье – примирить кого-то с ребенком, буквально видеть, как их умы и души обретают покой. В такие минуты я вспоминаю, что люблю своего сына, и знаю, что он немало постарался, чтобы его родители не чувствовали себя виноватыми, что он не такой. Нет, он как раз такой, каким должен быть хороший человек, уважающий родителей сын, ответственный перед обществом гражданин. Это понимание, надеюсь, придет ко всем родителям ЛГБТ-детей, и я горжусь тем, что к кому-то это понимание придет и через меня».  

 

Дата следующей встречи в формате родители-дети пока еще не определена, но уже известна тема: участникам дискуссии предстоит найти ответ на вопрос, нужны ли публичные выступления за права ЛГБТ - акции протеста, Марши равенства, да и прайд как таковой в виде макси-мероприятия? Многие родители и даже часть членов ЛГБТ-сообщества уверены, что можно обойтись без шумихи, отсидевшись в уютных норках. Другие считают, что по такому принципу можно жить только в мире, не отягощенном гомофобией и дискриминацией, в то время как в странах, неблагополучных в этом отношении – а к ним относится и Молдова - позиция страуса чревата печальными последствиями. Как отмечают эксперты, несмотря на наличие позитивных сдвигов в законотворчестве, в нашей стране набирает обороты тенденция к использованию гомофобных настроений в качестве элемента политической борьбы. И это не может не настораживать. Так что – поговорим!

Светлана Бурлак

Фото: comingoutspb.ru

Previous Далее
Назад к новостям