02.09.2016
Молдова, Punct de vedere

Мирослава: Когда-нибудь я приму участие в марше ЛГБТ

И пройдет он в моем любимом городе, и будет это по-настоящему радостный момент.

Спустя какое-то время после окончания фестиваля сообщества ЛГБТ «Молдова-прайд-2016», когда страсти улеглись, мне захотелось вспомнить о том, как я мечтала попасть на Марш солидарности «Fără Frică» и не попала на него, и поделиться моими впечатлениями об этом с читателями сайта GDM.MD. Ведь это мой первый опыт посещения такого рода мероприятия, поэтому мои чувства и то, что со мной происходило там, возможно, будут интересными для людей из сообщества ЛГБТ и организаторов этого мероприятия.

О событии я узнала задолго до его начала. Предварительно просмотрела прогноз погоды, накрасила ногти и отправилась в столицу Молдовы вместе со своими приятельницами.

Сначала мы выпили кофе недалеко от магазина «Unic», где ровно в 12 часов и должен был стартовать марш. Придя в назначенное место (за 10 минут до начала мероприятия), мы увидели, что на дороге, по которой должны были идти участники публичной манифестации, вычерчены параллельные полосы, в их начале стоит асфальтоукладчик, верхний пласт асфальта с части дороги снят, а на его место уложено специальное покрытие.

Бульвар Штефана чел Маре был заполнен сотрудниками полиции и журналистами. Другие люди делились на три категории: представители сообщества ЛГБТ (по-моему, одежда и манера держаться их выдавала), активисты, выступающие против ЛГБТ-сообщества (их очень легко было узнать: дерзкий нетерпеливый взгляд, спортивная форма одежды) и прохожие, обычные жители столицы. За фонтаном стояла маленькая группа людей, явно выжидающая (как, впрочем, и мы) чего-то знакового. У одного из парней в руках был «радужный» зонтик. Из этого мы с подругами сделали вывод, что народ постепенно подтягивается, и абсолютно без какого-либо беспокойства решили ждать начала марша.

Вскоре недалеко от нас появилась девушка, по всему было видно, что она нервничает, говоря по телефону. Оказалось, что она ждала двух подруг, которые вскоре подошли. Поскольку у нас с ними была одна и та же цель – попасть на марш, мы познакомились. Рядом со мной на бортике фонтана сидел парень. Он выглядел очень стильным и ухоженным. В нем так же угадывался человек, пришедший поддержать свое сообщество. 

На часах уже было 12.10, но ничего не происходило. Через несколько минут парень по ту сторону фонтана, не закрывая свой радужный зонтик, вместе со своей компанией двинулся в сторону подземного перехода. Нас начали терзать смутные сомнения, поскольку время шло, но каких-либо активных действий не происходило. Я подошла к продавщице рамок для фотографий, которая продавала их тут же, и спросила о предстоящем мероприятии. Она, смущаясь, ответила, что сегодня «Фестиваль семьи» и, «по всей видимости, организаторы ждут делегатов на Площади Великого Национального Собрания».

Чуть позже, покурив, я заметила новую группу людей, среди которых были журналисты, и решилась подойти к ним. Одна из девушек с микрофоном в руках и бейджиком на шее ответила, что место проведения марша было изменено, и нам необходимо подняться на пару кварталов вверх. Группа людей поспешила за журналистами, а следом за ними и мы. Было приятно, что на каждом повороте они ждали нас, чтобы мы не потерялись. Позже выяснилось, что они американцы, говорят исключительно на английском, а вот язык взаимовыручки понимают без слов. Это было мило.

Если я не ошибаюсь, новым местом проведения марша стала улица Букурешть. Мы поднялись на два квартала от центральной улицы и повернули направо. Каково же было наше удивление, когда мы увидели колонну полицейских в полном обмундировании (видимо, спецназ – ред.) шедшую нам навстречу, и другую такую же, одетую уже по форме. Было ощущение, что они не шли, а текли рекой. Это было очень странное ощущение, идти, пробираясь через колонну полиции. 

И все же мы попали на место, где происходило само действо. Естественно, опоздав. На асфальте валялись разбитые яйца и какой-то мусор. На перекрестке мы встретили журналистов, тех, которые видели происходящее, и тех, с кем мы общались на бульваре Штефана чел Маре. От них узнали, что марш«был сорван активистами православного движения, завязалась потасовка» (мнение организаторов марша ЗДЕСЬ – ред.). Всех представителей сообщества ЛГБТ посадили в подъехавшие автобусы и увезли с места события на пресс-конференцию, которая должна была состояться после шествия. 

Мы разговорились с журналистами, сказали, что приехали из другого города (путь не близкий), и были раздосадованы тем, что так ничего и не увидели. Один из них успокоил нас тем, что нам «вообще повезло», ведь мы не попали в «заварушку». Другой журналист (точно не помню, как его зовут), сотрудник МК в Молдове, попросил у меня интервью, я согласилась. Он не понравился мне с первого взгляда, но было интересно. Договорились о записи на диктофон. Сначала это были нормальные вопросы, вроде, «Как вы узнали о проведении гей-парада в Кишинев?», «Какое впечатление у Вас осталось после парада?» Потом вопросы меня стали напрягать: «То есть, вы вот так, сдуру решили взять и приехать на парад?». «Могу ли я от вашего лица выразить «Фе!» главному гею Молдовы Алексею Марчкову?». «Вы вообще с ним знакомы?». «Как, не знакомы?!» 

Ну, вообще-то я действительно не знакома с «главным геем Молдовы». Мне ведь это и не нужно, правда? И как-то связываться с ним, чтобы прийти на марш, у меня не было нужды (девочка я уже взрослая, вполне могу найти дорогу, если задамся такой целью). Выражать некое «Фе!» тоже не вижу смысла. В дело вмешался форс-мажор в виде священников, православных активистов и представителей радикальных молодежных объединений, поэтому не думаю, что этот факт необходимо «повесить» на главу организации, проводившей марш. Да, это было вполне предсказуемо, но какие меры можно было предпринять? Изменить место проведения, обезопаситься полицией, - меры были предприняты. Это был мой первый поход на такое мероприятие, и естественно, я ожидала чего-то большего, но мне было интересно на него попасть в любом случае.

Я пару раз осадила настырного журналиста во время интервью, а после отключения диктофона спросила его: «Зачем Вы так делаете? У меня есть друзья - журналисты, и я прекрасно знаю, как уважающий себя журналист должен проводить интервью». Он стушевался, стал оправдываться, но признал, что «додумывал и домысливал». Брр! Было неприятно. В голове всплыл термин: «журналюга». А я люблю тех, кто с уважением относится к своей работе, к своей профессии. 

Вскоре мы с приятельницами оставили его. Пешком прошли улицу Букурешть до парка и заказали себе «американо» в ларьке. Я обожаю гулять по этому городу. Ты идешь по ровным тротуарам в потоке людей, которые практически не замечают тебя, им просто не до тебя. Ты идешь, разглядываешь витрины магазинов, сами улицы, достопримечательности и иногда людей. Очень люблю Арку Победы, или Святые Врата, как ее еще называют. У меня определенная приятная ностальгия по этому месту. Пройтись под ней за руку с любимым человеком, – и ее невозможно будет забыть. В самом парке гуляют взрослые и дети. Некоторые катаются на роликах, велосипедах. Другие отдыхают, сидя прямо на траве. Другая атмосфера, иная, чем в моем городе. Даже дышится по-другому. Я просто люблю этот город, вот и весь секрет. 

Всю дорогу домой я думала о том, как же обидно людям, которые вот уже несколько лет подряд не могут насладиться походом на мирный марш ЛГБТ в Кишиневе. Активисты анти-движения настолько агрессивно настроены, что провести это мероприятие достаточно сложно. И закон об обеспечении равенства им не помеха для агрессивного выражения негативного отношения к геям и лесбиянкам. Почему этих людей волнует то, как живут другие люди, не похожие на них? Они оперируют это тем, что хотят оградить детей «от извращенцев». Но они забывают о том, что мир уже не тот, каким был прежде.  Дети давно знают больше, чем сами «борцы за нравственность».  Слушают тематические песни, смотрят «темные» фильмы и сериалы, которые, кстати, не запрещены к показу, наблюдают за жизнью звезд. Они знают об однополых браках, которые легализованы в Канаде, Испании, Норвегии, Швеции, Португалии, по всей территории США… Список можно продолжить. А те, кто пока не имеет представления об этом, рано или поздно узнают и сформируют свое мнение на этот счет. 

Так не лучше ли проявить больше внимания к насилию в семьях и в обществе, от которого, прежде всего, страдают дети? Ведь во многом, из-за насилия в отношении детей и их мам, пьянства родителей, рушатся семьи. Многие семьи остаются неполными, потому что один или оба родителя уезжают на заработки и не интересуются жизнью своих чад. Вот что необходимо взять на контроль. Свои собственные дела.

Человеку нужен человек. И не важно, как это называется, когда между двумя людьми возникает понимание, доверие, любовь и желание быть вместе.

А еще хочется верить в то, что когда-нибудь в столице Молдовы пройдет замечательный марш ЛГБТ, в котором я приму участие вместе со своими друзьями. И это будет по-настоящему красиво и радостно! ЛГБТ-сообщество Молдовы заслуживает своего маленького праздника под девизом «Без страха». Я надеюсь, что это случится совсем скоро.

Мирослава

Фото Игоря Взорова

Previous Далее
Назад к новостям