06.04.2018
Молдова, Cообщество

Меня такой создал Бог

История транссексуальной христианки из Республики Молдова

Каждое воскресенье, Евгений (псевдоним) ходит молиться в Чуфленский монастырь. Ему 35 лет. Он высокий, худощавый, но крепкий шатен, носит вещи темного цвета и смотрит на мир темно-голубыми глазами. Глаза – единственное, что привлекает внимание, к его обычной, как у многих из нас, внешности. Как и многим другим – ему легко затеряться в толпе. У входа в церковь, его с улыбкой приветствуют верующие. Также, его приветствуют и священники - нетрудно в наше время запомнить молодежь, которая посещает службы, и вторит святым отцам, слово в слово, молитвы и религиозные песнопения. Верующие знают Евгения еще и потому, что он активный христианин – паломник. Он посетил большинство церквей и монастырей Румынии, и даже четырежды побывал на священной горе Афон.

Евгений вот уже 40 дней соблюдает Пасхальный пост. Он соблюдает и все другие посты – включая каждую среду и пятницу. Сегодня он пришел чтобы рассказать батюшке о своих грехах, о своих мыслях. Однако он не расскажет самого главного: Евгений это на самом деле Ирина. Транссексуальная женщина, которая пока не начала процедуру гормональной терапии.

После исповеди, Ирина трижды перекрещивается и идет за святой водой и просфорой. Со спокойной душой, она идет домой, снимает мужские вещи, аккуратно складывает их в гардероб, и надевает свое любимое платье – черное с белым воротником. Сверху она надевает фартук из белого кружева, потом наносит макияж и начинает крутиться в домашней рутине.

«Подумываю о том, чтобы купить себе парик. Обязательно возьму самый красивый, когда накоплю достаточно денег», - оправдывается женщина. Однако, она не перестает сиять от радости и рассказывает мне о своем детстве, о долгих рабочих днях на фабрике, о борще с мясом в обеденных перерывах, о своей безмерной любви к Богу, о предательстве семьи и обо всем, что накопилось за 35 лет, и о чем некому было рассказать.

- Я уверена, что почти все верующие, с которыми ты каждый день общаешься, считают, что христианство и транссексуальность противоречат друг-другу. Что ты думаешь об этом?

- Бог любит всех. Неважно – мужчина ты или женщина, гомосексуал или трансгендер. Важно то, чтобы мы жили по законам Божьим и любили друг друга. Это важно.

Очень многие ошибочно понимают религию. Если пойти в церковь, можно увидеть людей, которые очень сосредоточенно читают акафист, псалтырь, евангелие, но, если до них нечаянно дотронуться, они словно взрываются от злобы. Они зря приходят в церковь и читают умные книги, раз до сих пор не поняли, что нам надо любить друг друга.  

- Тебе всегда было так легко найти место одновременно для религии и транссексуальности в твоем сердце, в уме?

- Я пережила те моменты, когда было сложно, и я не знала, что мне делать. Тогда я начала больше молиться, начала паломничать – ездить в разные страны. И я открыла для себя столько красивых, глубоких вещей. Есть столько вещей, о которых я думала, что знаю, но оказалось, что совсем не знала. Я была в Греции. Четыре раза на священной горе Афон. Туда могут подниматься только мужчины, и на мгновение я поняла, что мужское тело – чужое для меня – помогло мне побывать там. Также я была в горных монастырях Румынии – Арсение Бока и Илие Клеопа.

Когда твоя жизнь – черная полоса - паломничества очень сильно помогают. Я поняла, что христианство – это любовь. И каждый имеет равное право на эту любовь, ибо мы все равны перед Богом.

- То есть, попытки найти ответы на вопросы, приблизили тебя к Богу? Как ты стала настолько благочестивой?

- Моя вера нисколько не зависит от того, что я трансгендерная женщина. Бог в сердце тогда, когда твое сердце чисто. Члены моей семьи – не верующие люди. В церковь они ходят только по большим праздникам, когда я настаиваю на этом. Ходить в церковь я научилась от бабушки и дедушки. Они научили меня молитве Отче Наш. 

- И в течении всех этих лет, ты ни разу не хотела рассказать священнику о том, что ты транссексуалка?

- Нет, я никогда об этом не рассказывала. Нет необходимости это рассказывать – Бог видит какая я. Я прихожу в церковь, одетая мужчиной, а не жениной, которой себя чувствую. Они ничего не знают о моей гендерной идентичности. Нет, я конечно чувствую необходимость им все рассказать, но это было бы ошибкой. Меня наверняка бы выгнали из церкви, расскажи я при нынешних условиях о своей идентичности. Это было бы очень серьезно для меня. Церковь – одно из немногих мест, где я себя чувствую хорошо.

- Страх быть изгнанной из церкви, заставляет тебя скрывать свою истинную гендерную принадлежность?

- Да, но это не единственный мотив. Официально ты можешь называться трансгендером только когда начинаешь гормональную терапию. Я – биологический мужчина, но чувствую себя женщиной.  Путь от одного тела к другому долог. Для этого необходимо пережить неимоверную боль – как физическую, так и моральную. А еще это очень дорого.

В первую очередь мне необходимо получить согласие специальной медицинской комиссии врачей. Этот консилиум может затянуться на несколько лет и закончиться отказом. После консультации нескольких врачей я побывала в аптеке, для того чтобы выяснить сколько будет стоить гормональное базовое лечение. Это примерно 800 лей в месяц. Потом следуют эстетические операции. Вагинопластия – свыше 3000 Евро, грудной имплантат 2-3 тысячи евро. По моим подсчетам мне необходимо около 7000 евро. Я не могу себе этого позволить – у меня мизерная зарплата. Поэтому это сделать сейчас невозможно.

- И каково решение?

- Я могу себя чувствовать женщиной только дома. На публике – у меня не хватает духу. Общество смотрит на это отрицательно. Мне было бы страшно выходить в таком виде на улицу. Поэтому в повседневной жизни я использую паспортные данные. Ириной меня называют только мои знакомые из сообщества ЛГБТ. После того как я поняла, что не могу, с финансовой точки зрения, позволить себе транзицию, я решила, что не имеет смысла требовать от окружающих называть меня женским именем. Единственного, чего бы я добилась, – это постоянной войны с окружающим меня миром.

Когда я стою перед иконой, Святая Богоматерь знает, что у меня внешность мужчины, но внутри я женщина. И я чувствую, что она меня принимает такой, какая я есть. Я не притворяюсь. Я не должна никому доказывать, что я та, кто я есть. Бог видит и понимает все. Бог создал меня такой.

Я молилась Богоматери и Иисусу чтобы мысли мои успокоились, а разум просиял. Просила о помощи, чтобы понять, чего я хочу, и найти выход из того положения, в котором я нахожусь. Со временем, мои глаза раскрылись. Бог сделал так, чтобы я встретила добрых людей, и я уверена, что он и впредь будет помогать мне.

- Семья поддерживает тебя?

- Нет. Родители пытались меня лечить у всяких псевдо-специалистов. Это меня травмировало. Я почувствовала себя преданной, и с тех пор не могу быть с ними откровенной. Они уверены, что я уже не хочу быть женщиной, что я не пудрю щеки и не одеваю женские вещи. Они меня не понимают и не имеет смысла объяснять им это.

Я осталась одна с кучей вопросов, на которые не знала ответов, и обвинений в вещах, которые не я выбирала. Меня посещали суицидальные мысли, но молитвы меня спасли. Они помогли мне понять, что я должна жить для других, если не могу жить для себя. И потом я поняла, что, если я не могу быть женщиной на людях, то я буду женщиной в душе. Я буду доброй, милосердной, сострадательной, понимающей. Эти качества – самые важные для женщины. Именно их я могу показывать на публике. 

- После Пасхи, которая является большим праздником для христиан, пройдет ПРАЙД – праздник членов сообщества ЛГБТ. Ты думаешь принять участие в нем?

- Я не хожу на марш, потому что боюсь дискриминации. Люди не готовы принять меня.

- А что ты чувствуешь, когда на одной стороне улицы те, кто защищают твое право на нормальную жизнь, а с другой те, кто «защищают» твою веру. Что происходит в твоей душе?

- Священники должны подавать пример любви к людям. Но не все они – настоящие священники. Чтобы быть настоящим священником, необходимо быть добрым, а не агрессивным.

Когда я слышу отрицательные, негативные высказывания о ЛГБТ, мне больно, но я пытаюсь не обращать внимания. Я думаю тогда, что я иду в гости к Богу, а не к ним домой. Каждый ведь ответит за свои поступки перед Господом.

- Ты бы хотела обратиться к верующим, которые будут стоять рядом с тобой и другими членами сообщества ЛГБТ в ночь Воскрешения Христа?

- Да, со словами о том, чтобы они больше думали о душе, нежели о теле, и чтобы они доказали свою приверженность православной вере делами, а не словами. Быть православным и считать себя православным – это разные вещи.

Дойна ИПАНИЙ

На фото: Христос в триумфе над Тьмой и Злом (1982), Георгиевский собор, КейптаунЮАР.

Previous Далее
Назад к новостям