19.05.2014
Молдова, Прайд

Марш, марш вперед... Или о том, почему мы еще в клетке

Пятый день прайда начался в 11:00 с Марша равенства, приуроченного к Международному дню борьбы с гомофобией. Это событие стало для Центра информации GENDERDOC-M эпохальным, поскольку впервые за долгие годы марш не просто состоялся как факт - его участникам создали условия для того, чтобы пройти полностью запланированный маршрут и провести запланированный митинг.

17 мая, согласно резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, еще и Всемирный день электросвязи и информационного общества. Видимо, поэтому колонну манифестантов сопровождало огромное количество представителей СМИ, позднее с разных точек зрения описавших события  - кто-то придерживался нейтралитета, кто-то не удержался от осуждения, а кто-то и вовсе отметил его только вскользь. Как бы то ни было, рассказано было и о числе участников шествия, и перечислены регалии аккредитованных в Молдове представителей дипкорпуса, принявших участие в марше. Но все это – взгляд со стороны, отстраненный и не дающий представления об объекте съемки – о людях, марширующих внутри полицейского оцепления. У колонны – свое дыхание, своя жизнь, свои эмоции, и все это объединено единым порывом, целью пройти отмеренную дистанцию в борьбе за свои права и за то, чтобы общество стало более доброжелательным к ЛГБТ.

К месту проведения марша участников привезли организованно. Постепенно подтягивались и бенефициарии, оповещенные о маршруте. Спокойно, без суеты желающим раздали банданы, чтобы прикрыть лица. Перебегая от группы к группе, Анастасия Данилова просила участников манифестации выстроиться в колонну не более шести человек в шеренге и соблюдать дистанцию между шеренгами в полтора-два метра. Чтобы все было тютелька-в-тютельку, чтобы не превратиться в толпу, стремящуюся побыстрее пройти отмеренные метры, прослушать речи (если дадут!) и свернуть мероприятие. И в этой стройности и строгости, несмотря на приветствия, шутки, анекдоты, рассказываемые вполголоса,  смех и улыбки, чувствовалась напряженность.

Расстановкой мы напоминали племя на переходе: впереди вожаки, по бокам – воины, в середине нуждающиеся в защите, а замыкает колонну тыловое охранение – представители дипкорпуса со своей охраной. Таким образом, мы могли не опасаться за прорыв противников манифестации с тыла. Конфликтовать с полномочными представителями США и стран Евросоюза накануне подписания соглашения об ассоциации с ЕС (рискну предположить, что благодаря этому политическому моменту и приближающимся парламентским выборам, скорее всего, и удалось провести марш в полном объеме) им вряд ли позволили бы.

Несмотря на единую цель, во время марша каждая шеренга жила еще и отдельной, своей жизнью. Ведь дальше двух шеренг не видно, что творится впереди и сзади. Мы дружно, с каждым разом все более стройными, уже не робкими голосами выкрикивали лозунги о равенстве, об осуждении гомофобии, о правах человека, о главном праве – праве быть собой и быть счастливым в своей стране. По тротуару параллельно колонне двигалось полицейское охранение. Об активизации противников Марша равенства можно было узнать только по тому, как, словно ниоткуда, появлялись новые люди в форме, уплотняя собой частокол между манифестантами и «агрессивной окружающей средой», да по редким моментам задержания наиболее буйных противников ЛГБТ.

Журналисты-телевизионщики с камерами наперевес, презрев табличный стереотип «По газонам не ходить», вытаптывая цветы и траву, приминая штативами хилые кустарники, перелетали с места на место: для них Марш равенства после первой сотни пройденных метров превратился в нечто вторичное – в фон для скандала. Они, как будто заранее зная о провокациях, вовремя оказывались в нужном месте, чтобы запечатлеть, как очередного буяна ласково скручивают и запихивают в патрульную машину. Это они подмечают, как полицейский, отобрав у хулигана радужный флаг, вместо того чтобы отдать его участникам шествия, презрительно отбрасывает его в сторону, под ноги беснующимся группкам. После этого отнюдь не толерантного жеста поневоле понимаешь: наш марш – утвержденный, рассчитанный поминутно и пошагово, носящий не столько протестный, сколько информационный характер – проходит в клетке. Мы (ЛГБТ, лоялисты, родители, дипломаты, иностранные гости прайда – все, кто посмел поднять голос в защиту прав ЛГБТ, против гомофобии и ненависти) для толпы по другую сторону частокола из черных человечков в шлемах – диковинные звери. На нас глазеют, как в зоопарке на экзотических животных; улюлюкают, призывают убивать (хорошо, что не распять здесь и сейчас!), очистить от нас землю, как от скверны...

Да, мы прошли эти метры! Да, это очередная победа! Да, мы еще не раз пройдем маршем, каким бы ни был утвержденный маршрут! Да, мы хотим, чтобы исполнилось пожелание гендокладчика ПАСЕ по правам ЛГБТ Роберта Бедроня относительно достижения Молдовой такого уровня соблюдения прав и свобод человека, при котором в колонне с нами пройдут президент страны, премьер и спикер парламента. И не потому, что сами принадлежат к ЛГБТ, а хотя бы из искреннего уважения к правам человека!

В долгие минуты после марша, когда автобусы с манифестантами почти час колесили по городу, «уходя от погони» мстителей (борцов за чистоту нравов), люди делились впечатлениями: «Было конкретно страшно», «Они нас не догонят? Нас не будут убивать?», «Я первый раз, на следующий год обязательно опять приду»... И под этот гул голосов пришло понимание: руководство государства (или хотя бы столицы) присоединится к нам только тогда, когда для проведения мирных манифестаций ЛГБТ не потребуется ни специального разрешения, ни охранения в спецобмундировании. А до тех пор мы – в клетке!

Светлана БУПЛАК
Фото Игоря ВЗОРОВА

Previous Далее