23.06.2020
Молдова, Прайд

ЛГБТ люди и их родители выступили за то, чтобы открыто говорить о сексуальной ориентации

Группа ЛГБТ-людей и их родители приняли участие в публичной дискуссии, на которой говорили о том, почему важно открыто говорить о своей гомосексуальности, и о том, как меняется жизнь после каминг-аута. Среди аргументов в пользу каминг-аута были названы такие положительные последствия, как освобождение от необходимости вести двойную жизнь, а значит и сохранение психического здоровья, также содействие формированию более толерантного общества, в котором нет рисков для насилия в отношении ЛГБТ-людей.

Гости дискуссии отметили, что гетеросексуальным людям трудно понять необходимость каминг-аута, потому что им не надо скрывать свою сексуальную ориентацию, и они не испытывают страх или стеснение, когда рассказывают близким о себе, о своих интимных отношениях.

«Живя в мажоритарной гетеросексуальной среде, обычно все заведомо предполагают, что перед ними гетеросексуал, и в соответствии с этим дают какие-то комментарии, отпускают какие-то шутки, задают вопросы по работе или о том, как ты провел отпуск, предполагая, это время ты проводил с девушкой. И всякий раз тебе приходится либо говорить неправду, размышляя о том, делать каминг-аут или пока подождать, поправлять своего собеседника или все оставить без внимания.

«Мы – невидимое сообщество. Пока не сделаешь каминг-аут, люди не догадаются о твоей сексуальной ориентации. Как, например, по физическим критериям и цвету кожи без труда можно определить афроамериканцев», - сказал Максим Анмегикян, участник дискуссии.

Максим объяснил, что, когда мы не говорим открыто о своей гомосексуальности, у некоторых людей появляется соблазн «разоблачить» нас или шантажировать, угрожая раскрыть наш секрет. Знакомые Максима, родственники и друзья из университета узнали, что он гей из телешоу, ведущая которого без согласия героя передачи сделала ему аутинг, рассказав о его сексуальной ориентации.

«Перед прямым эфиром мы договорились, что не будем говорить о том, что я – гей. Однако, ведущая не сдержала слова и задала мне несколько интимных вопросов, из которых было понятно всем и все. Я надеялся, что мои родственники не увидят эту передачу, так как они русскоговорящие, а передача выходит на румынском языке. Но уже на следующий день все и всё знали. Также из этого ток-шоу узнала о сексуальной ориентации своего сына и мать моего партнера, которая, признаюсь, не знала, что означает словосочетание «гомосексуальная ориентация». Этот процесс называется словом «аутинг», и он очень болезненный. Хорошо, что на тот момент я был подготовлен морально - у меня была группа коллег и друзей, которые могли поддержать меня в столь сложное время», - рассказал Максим.

Участники дискуссии подчеркнули важность выбора правильного момента для каминг-аута. Наталья Есманчук, ассистент Программы «Здоровье сообщества ЛГБТ», сказала, что в последнее время молодые люди спешат раскрывать информацию о своей гомосексуальности, и это ставит их в очень сложные ситуации.

«Недавно я разговаривала с 17-летним парнем, который рассказал своим родителям о своей сексуальной ориентации, и его жизнь превратилась в ад. Вы можете открыться перед родителями только после того, как убедитесь, что они вас поймут. Еще лучше это делать после 18 лет, когда вы можете принимать самостоятельные решения и зарабатывать деньги для своего существования. В противном случае вы можете оказаться на улице, без материальной и моральной поддержки. Каминг-аут не происходит за считанные минуты. По нашему опыту, процесс принятия родителями длится как минимум полгода», - объяснила Наталья.

Психологиня Оксана Гуменная добавила, что многие подростки, которые рассказывают своим родителям про свою гомосексуальность, оказываются заложниками семьи, члены которой пытаются их лечить, заставляя пройти так называемую коррекционную терапию. «Истории этих людей печальные», - сказала Оксана.

Родители Максима, участвовавшие в дискуссии, сказали, что они сожалеют, что 20 лет назад не смогли понять своего ребенка и заставили его чувствовать себя виноватым за то, что он гей.

«Если бы я смогла вернутся на 20 лет в прошлое, я бы сказала, сынок, ничего страшного, мы сможем с этим справится вместе. Мы тебя любим. Все будет хорошо. Главное, чтобы ты был счастлив. Если бы было такое отношение 20 лет назад, мы были бы намного счастливее. Во-первых, потому что у него такой замечательный супруг, и потому что у них такая замечательная семья – за это сразу бы подержали. Они уже 20 лет вместе. Мы себя обокрали своими многолетними страданиями», - сказала Елена Анмегикян, мама Максима.

Женщина объясняет свои страдания тем, что в то время у нее не было доступа к хорошему психологу, который мог бы объяснить, что происходит. Но теперь она рекомендует всем родителям обращаться к психологу и пытаться понять своего ребенка, потому что все это сделает их жизнь легче и счастливее. Она уверена, что родитель, который любит своего ребенка, может принять его таким, какой он есть.

«Двойная жизнь - она страшная. Мы тоже вели такую жизнь. Что-нибудь сделаешь… и сердце в пятки. А не ляпнула ли, не сболтнула ли лишнего?!», - эмоционально говорит Елена.

Родители лучше понимают своих ЛГБТ-детей после того, как начинают открыто говорить об их гомосексуальной ориентации. О чем рассказала Анжела Калинина из Украины, мать парня-гея, членка неправительственной организации TERGO и активистка за права ЛГБТ.

«Все узнали, что мой сын - гей, после того, как я случайно дала интервью с марша солидарности за права ЛГБТ-людей для одного гомофобного телеканала. В тот момент я почувствовала на собственной шкуре, что ежедневно чувствует мой ребенок, выходя на улице. Я - взрослая женщина, никто меня не бил, но все смешки, перешептывания, шушуканье… На меня приходили смотреть, как на неведому зверушку. Меня спрашивали, что это было, что за цирк? И только со временем, когда я заводила с кем-то разговор, я могла достучаться до чьих-то сердец, и тогда начинался диалог», - рассказала Анжела.

Родители, которые проходят сложный путь принятия собственных детей и преодоления социальной ненависти, часто становятся активистами в области защиты прав ЛГБТ. Информируя других людей о нормальности разнообразия, им удается избежать ненавистнических высказываний и обвинений. Когда Анжела пыталась скрыть правду, люди преследовали ее и презирали. Но после того, как она решила открыто говорить о гомосексуальной ориентации своего ребенка, вокруг нее собрались люди, чтобы поддержать, ободрить и поблагодарить ее за то, что она делает.

«Общение с людьми дает положительные результаты. Сейчас мне больше всего хочется, чтобы мой ребенок был счастливым, и чтобы он жил и рос в безопасной стране. Это самое главное. Мне не хочется, чтобы он покидал пределы Украины, чтобы он был вынужден бежать, как другие дети. Мне хочется, чтобы наши талантливые, умные, воспитанные, такие хорошие дети жили в своей стране, потому что это и их страна, и что-то делали для нее хорошее. Судить человека за его сексуальную ориентацию только потому, что в вашем понимании это плохо, - это нонсенс», - подытожила Анжела.

Дойна ИПАТИЙ

Previous Далее
Назад к новостям