06.04.2016
Молдова, Cообщество

Гендерная идентичность. Приподнимая занавес

31 Марта – Международный день видимости трансгендерных людей. В этом году его отмечали и в Кишиневе. Наверняка большинство, у которых нет знакомых трансгендерных людей, представляют себе вечеринку в стиле Бразильского карнавала, стройные сильные ноги, шагающие на шпильках, улыбающиеся накрашенные губы, полуголые тела и кожаные плети…

 «Оказывается, что общество переполнено стереотипами и клише, когда речь заходит о трансгендерных людях», - поясняет Александр, мужчина трансгендер (на фото). Именно это подтолкнуло его к идее провести в Кишиневе событие, которое бы привлекло внимание общественного мнения к тому, каково быть трансгендерным человеком, и как можно жить с подобной идентичностью в Республике Молдова.

Встреча состоялась в скромном и уютном домике по улице Щусева. Во дворике - несколько человек, которых можно встретить практически на всех мероприятиях ЛГБТ сообщества, – знак того что остальные члены общества не горят желанием узнать побольше о героях события. Определить среди присутствующих гостей трансгендерных людей – крайне сложно. Позже появляются двое журналистов, и Александр, немого нервничая, скромно произносит вступительную речь: «Здесь вы можете наблюдать выставку предметов, сотворенных трансгендерными людьми, проживающими в Молдове. Мы назвали выставку «Ты чувствуешь?». Так как мы никогда не бываем на виду, то гетеросексуальное большинство даже не подозревает о нашем существовании. А те, кто знают, ошибочно судят о нас, основываясь на стереотипах и клише разного рода. Цель сегодняшнего мероприятия – показать внутренний мир трансгендерных людей, чтобы все увидели, какие мы на самом деле».

После официальной части, Александр соглашается рассказать мне больше о каждом экспонате, и немного о себе. «Здесь представлены два рассказа анонимного автора, а выше – флаг сообщества трансегендерных людей, который я сделал своими руками. Идея заключалась в том, чтобы показать наш внутренний мир, наши чувства. Например, вот этот экспонат мы сделали коллективно. Это голова из решеток, в которой цветные мысли и желания. Решетки символизируют преграды и стереотипы. Они состоят из фраз, которые Вы можете видеть приклеенными поверх решеток: «это глупости», «все пройдет», «не иди против природы», «можешь чувствовать, что хочешь, но не пугай людей». Птицы и драконы – это наши стремления. Следующий экспонат – это блокнот, в котором собраны строки из песен, которые я слушаю чаще всего. А вот этот экспонат – тоже коллективный – лестница, символизирующая разные ступени человеческой жизни, среди которых сексуальная ориентация и гендерная идентичность. Чуть дальше – стихотворение одного из авторов, пожелавшего остаться анонимным»

И снова анонимный автор. Я спрашиваю Александра: отчего на мероприятии так мало трансгендерных людей? На что он отвечает: «У каждого свои мотивы не быть здесь. Многим боязно за свою безопасность, некоторые готовятся поменять пол, и не хотят, чтобы люди знали, что они были рождены в чужом теле». 

Александр объясняет, что по сравнению с другими, он может открыто объявлять о своей идентичности, потому что не страдает внутренней трансфобией, принял себя таким, какой он есть, и чувствует себя счастливым. «Даже после того как я решу осуществить транзицию, я никогда не буду скрывать то, что я трансгендер. Изменения пола на данном этапе для меня не важно – важнее то, что я делаю и как себя чувствую. И все же я не исключаю, что если в определенный момент станет в финансовом плане проще осуществить транзицию, я решусь. Не отрицаю что хотелось бы видеть в зеркале мужчину – такого как обычно рисуют в комиксах», - смеясь, подводит итог сказанному Александр.

В следующей комнате проектируются две киноленты. Посетители по очереди надевают наушники, чтобы понять суть происходящего. Одна из лент – песня в исполнении Евгения, еще одного мужчины трансгендера. «Во-первых, песня рассказывает о моей жизни, упоминая довольно много деталей – посредством символов, - объясняет Евгений. - Было время, когда я не понимал, что со мной происходит. Я не знал, что подобное существует, пытался притворятся, подавлять свои чувства. Потом я понял – это реальность, и это бывает, я не исключение и не инопланетянин.

Часто сталкиваюсь с настороженностью и нежеланием людей принимать меня таким, с трансфобией. Поэтому я хочу изменить ситуацию, хочу справедливости. Вокруг очень много несправедливости, основанной на банальном отсутствии информации. Те, кому я открываю свою душу, часто не знают о существовании подобного феномена, они не понимают, что пол - это не буква «М» или «Ж» в паспорте. Это намного глубже и сложнее».

«Я очень хочу изменить пол. Для меня это очень важно. Между моим внешним и внутренним Я очень большая разница. Я не могу прижиться в своем собственном биологическом теле», - эмоционально говорит Евгений. Он не может открыто говорить о своей идентичности, потому что самые близкие ему люди отвергнут его, если узнают о его трансгендерности. «Я не говорю своим братьям, потому что очень сильно люблю их, и если расскажу – они перестанут со мной общаться. Я не хочу их терять – я их очень, очень сильно люблю».

Артем Завадовский, координатор программы в ГЕНДЕРДОК-М, объяснил, что организация, которую он представляет, поддерживает трансгендерных людей из Республики Молдова. «Пятеро человек с нашей помощью поменяли документы, еще двое в процессе смены, несколько трансгендеров сделали это самостоятельно. Некоторые отказываются менять документы из-за нежелания проходить унизительную процедуру у психиатра. Врачи в нашей стране все еще считают, что транссексуальность - это половое расстройство – психологическая проблема, которая лечится путем изменения пола. Даже в этом случае большинство рады побыстрее пройти через все препоны только для того, чтобы поскорее растворится в обществе, и чтобы уже никто и никогда не узнал, что они родились в чужом теле».

И все-же стоит отметить что ситуация в Молдове лучше, чем в других постсоветских странах. «Комиссия, которая принимает решение об изменении пола – вполне адекватная. У нас есть и очень хороший психиатр – Цезар Бабин. По сравнению с Украиной, где необходимо 40 дней провести в психиатрической больнице, у нас – амбулаторное лечение. Только один трансгендер, из Сорок, был вынужден остаться в больнице, потому что ему негде было жить. Он пользовался туалетом для персонала. Ему не надо было раскрываться перед другими пациентами», - уточнил Артем.

«У нас в стране проводят и некоторые хирургические операции, -  продолжает свой рассказ Артем. - Проводится маскулинизация груди – стоимость около 2000 евро при наличии сертификата от комиссии. Это странно – для того, чтобы увеличить грудь никакого сертификата не надо, а вот уменьшение – уже проблема. Также проводится удаление яичников, тоже после постановки диагноза. И лишь гормональное лечение можно провести без вмешательства комиссии. Но и здесь необходим индивидуальный подход, и у нас в стране есть лишь один врач, который может выписывать подобные рецепты».

«Существуют также пробелы в законодательстве, когда речь идет об изменении пола в документах. В законе сказано, что человек может подать заявление об изменении документов после получения сертификата об изменении пола. Но что означает «изменение пола», и кто выдает этот сертификат – не ясно. Хирургические операции по вагинопластике и фаллопластике у нас в стране не проводятся. Но государство и не может требовать подобные операции – каждый сам решает, как ему распоряжаться собственным телом. Поэтому в ЗАГСЕ постоянно появляются проблемы и люди, которые добиваются изменения документов, порой делают это посредством судебного решения. Радует, что до сегодняшнего дня судебные инстанции принимали решения в пользу трансгендерных людей», - подытожил Артем.

Дойна ИПАТИЙ

Фотографировала Анастасия Данилова

 

Previous Далее
Назад к новостям