06.07.2020
Молдова, Прайд

Галина Васильева: «Человек скорее поверит в то, что базилик - наркотик, чем в возможность обнаружить ЛГБТ+ человека среди родственников»

Ежегодно во время фестиваля «Молдова Прайд» Центр информации ГЕНДЕРДОК-М награждает людей, организации и редакции, которые в течении года активно продвигали равенство ЛГБТ+ и способствовали развитию ЛГБТ-движения в Молдове.

Награды - это знак благодарности тем, кто работал с ГДМ для достижения общей цели – создания в обществе атмосферы, в которой ЛГБТ+ люди не будут бояться быть такими, какие они есть, в которой они не будут подвергаться дискриминации и смогут гордиться собой каждый день, а не только в дни Прайда.

Среди обладателей награды в 2020 году и редакция Newsmaker, независимого онлайн-издания. Она награждена за корректное и объективное освещение тем о сообществе ЛГБТ+ в Молдове и за открытость к сотрудничеству. Мы благодарим коллектив редакции за вовлеченность в защиту прав человека и приглашаем читателей сайта познакомиться с интервью Галины ВАСИЛЬЕВОЙ, главного редактора издания, которое она дала нашему корреспонденту Дойне ИПАТИЙ.

Это не первый раз, когда журналисты Newsmaker награждаются за корректное и объективное освещение тем о сообществе LGBT+. Что именно вызывает интерес журналистов в жизни и в проблемах этого сообщества?

Сообщество ЛГБТ+ является частью нашего общества, и так как мы пишем обо всем, что происходит в нашем обществе, мы не видим причин, чтобы не писать и об этом. Кроме того, одной из основных тем, которые систематически затрагивает наша редакция, являются права человека. А права ЛГБТ+ людей нарушаются чаще, чем права других социальных групп нашей страны.

В целом, тема ЛГБТ - это тема-маркер для молдавского общества. Ведь не секрет, что некоторые политики, в том числе депутаты обвиняли Newsmaker в «гей лобби». Мы не лоббируем, мы просто описываем проблемы людей, которые являются частью нашего общества. Людей, которые живут рядом с нами, даже если кто-то не хочет признавать их существование.

Как реагирует публика на статьи об ЛГБТ+ сообществе?

Многие говорят, что наше общество толерантно, в том числе к ЛГБТ людям, к этническим меньшинствам, к представителям разных религиозных конфессий. Но это не так. Мы это видим и по реакции на наши статьи, по комментариям и по мнениям некоторых политиков, делающих гомофобные заявления только потому, что их электорат это хорошо воспринимает и при определенных обстоятельствах по-своему отблагодарит. Я думаю, что для политиков определенного толка обвинять кого-то в гей лобби - это значит зарабатывать политические очки. И мы считаем, что нужно об этом писать, чтобы изжить такую практику.

У нас большинство населения гомофобно. Политики говорят то, что хотят услышать люди. Ведь гораздо проще апеллировать к ненависти и находить виноватых, чем вести конструктивный диалог с избирателями.

То есть вы считаете, что сегодня удобно быть гомофобным политиком?

Да, я считаю, что некоторые из политиков искренне гомофобные, а отдельные из них подстраиваются под аудиторию. Кто у нас из политиков открыто защищал права ЛГБТ? Думитру Алайба? Но давайте вспомним, кто избирал его. Это диаспора – запад, США и Канада. Я верю, что он абсолютно искренен, но его участие в мероприятиях ЛГБТ+ ничем ему не грозит с электоральной точки зрения, потому что его электорат живет в странах, где с правами ЛГБТ ситуация лучше, чем у нас.

Гомофобные люди часто говорят, что они ничего не имеют против геев, но не хотят слышать об их жизни. В связи с этим я хотела бы спросить вас, насколько интересны статьи о сообществе ЛГБТ+ для ваших читателей. Действительно ли эти статьи не читаются гомофобными людьми?

Я считаю, что эта одна из интересных тем. У статей на эту тему большая аудитория. Хотя я не могу сказать, что все, кто читает их, это толерантные к ЛГБТ+ люди. Некоторые читают, возмущаются, пишут злобные комментарии. Как правило, те, кто толерантны и воспринимают написанное адекватно, не пишут комментариев. Таким образом у нас есть много негативных комментариев к таким статьям, что показывает, что тема вызывает интерес, в том числе нетолерантных людей.

Что расстраивает таких читателей в публикуемых вами статьях об ЛГБТ+ людях?

Мы на нашем сайте писали много анонимных историй. У нас была опубликована история преподавателя, который скрывает свою сексуальную ориентацию. И обнаружили, что в Молдове 90% людей не хочет, чтобы их детей обучали представители сообщества ЛГБТ+. Но, ведь, это часть нашего общества. И она существует.

Люди очень странно относятся к медиа. По комментариям вижу. Кто-то находит, что вот, мол, они финансируются США или Соросом, поэтому пишут про «это», или наоборот, «это» им заказал Додон. Люди странно относятся к подаче информации. Когда какой-то факт или какая-то информация не соответствует их представлению о жизни, они думают, что это заказ, и что он оплачен.

Ранее мы говорили о том, что в Республике Молдова не очень популярно положительное отношение к ЛГБТ+ людям. Влияет ли публикация статей о жизни этого сообщества на ваши отношения с читателями?

У нас бывали случаи, когда люди, увидев какой-то материал, например, историю учителя, который преподает уже 40 лет и скрывает свою сексуальную ориентацию, сразу начинают делать выводы о том, что «вы опять продвигаете права ЛГБТ, что это гей-лобби за американские деньги и за деньги Сороса», и так далее. А в продолжение заявляют: «я отписываюсь от ваших новостей демонстративно и с сегодняшнего дня». И да, отписываются, а потом снова появляются, потому что им интересно, что там об «этом» пишут. Любому человеку интересен альтернативный источник информации. И, когда кто-то читает на каком-то ресурсе то, что он больше нигде прочитать не сможет, он хочет вернуться, чтобы познакомиться с альтернативной информацией. Конечно, есть много негативных комментариев, но мне кажется, что у тех, кто их пишет, открывается сознание или, как минимум, они получают достоверную информацию.

А чем люди вообще интересуются сейчас, какие темы наиболее популярны?

Сейчас читают все про Коронавирус. А, в общем, в Молдове лучше всего читаются статьи на темы, которые вызывают полемику. Это языковой вопрос, статьи на политические и геополитические темы. Но во время пандемии политика отошла на второй план. И, конечно, тема ЛГБТ+ вызывает интерес у наших читателей, да и в целом статьи на правозащитные темы, когда пишем про насилие против женщин или про то, как издеваются над людьми в тюрьмах.

Я уже не говорю про фейки. У нас в прошлом году был проект по борьбе с фейками. Мы выпустили 5 фейков. Просто абсурд. Все вымышлено. И в конце было написано, что это фейк, и предлагалось пройти тест, который показывал бы, как легко можно манипулировать мнением людей. Но и в этом случае люди верили в фейки. Под ними были сотни комментариев, из которых становилось понятным, что люди поверили во все, что они прочитали и увидели, хотя, повторю, это был абсолютный фарс, абсурд.

Например, в какие абсурдные вещи люди могут поверить?

Например, в то, что базилик - это наркотическое вещество, которое одурманивает. Его выращиваюти в Италии. И для работы на его плантациях специально приглашаются на работу граждане Молдовы, потому что они «базилитические наркоманы». И народ в это верит.

Или другой пример: почему у нас засилье импорта овощей и фруктов? Потому что у нас нет молдавских помидор и огурцов, а только турецкие. И в этом виноват щит, который установлен под землей. Люди опять поверили. Более того, писали, что «вот, де, я копала у себя в огороде, но не почувствовала его. Странно, он, наверное, установлен глубже».

То есть, людям проще поверить в то, что базилик - наркотическое вещество, чем в возможность обнаружить ЛГБТ+ человека среди своих родственников?

К сожалению, это так. Мы фильмы сделали в стиле РЕН ТВ, теории заговора, этакие паранормальные штуки. И да, люди в это больше верят, чем в то, что есть представители ЛГБТ, которые живут с нами не только сейчас, когда Молдова стала интегрироваться в ЕС, а они были всегда.

Терпимость и принятие различий между людьми все больше связаны с уровнем культуры и интеллекта человека. Помимо политических или религиозных интересов, все меньше и меньше интеллектуалов могут позволить себе делать гомофобные заявления, особенно публично. Эту тенденцию также можно проследить в информации, публикуемой СМИ. Но что происходит в новостных редакциях, есть ли противоречивые дискуссии на эту тему?

Конечно есть. Мы вот 10 минут назад в редакции обсуждали, что сталкиваемся с тем, что даже в фондах и правозащитных организациях бывает, что работают гомофобы. И в журналистской среде есть гомофобные люди. Все очень взаимосвязано. И я лично замечала, что, если человек является гомофобом, то он еще и хейтер каких-то других социальных групп. Но, если ты принимаешь ЛГБТ людей, то ты принимаешь и людей других религиозных конфессий, этнических меньшинств, с другим цветом кожи и с другим языком общения.

Люди, которые у нас в редакции пишут об ЛГБТ+, «болеют этой темой». Я знаю, что Марина Шупак, Ольга Гнаткова, которые специализируются на такой тематике, постоянно следят за новыми подходами в освещение этих тем, чтобы издание развивалось, пытаясь донести до читателей наиболее правдивую информацию. То есть то, что мы хотим донести.

Считаете ли вы, что СМИ могут изменить общественное мнение в том, что касается прав сообщества ЛГБТ +?

Каждый человек формирует свое мнение сам, как он считает нужным. Наше дело донести до него информацию о том, что в нашей стране есть люди, у которых есть права, но они нарушаются. Другого пути, кроме как информировать население страны, нет. Есть, конечно, искусство, кинематограф, но медия - один из самых доступных информационных продуктов, который большинство населения нашей страны потребляет каждый день. Поэтому вероятность того, что мы можем что-то изменить очевидно большая.

 

Дойна ИПАТИЙ

Previous Далее
Назад к новостям